На главную страницу

П. Н. РЫБКИН
СОРОКАЛЕТИЕ ОРГАНИЗАЦИИ РУССКОЙ РАДИОПРОМЫШЛЕННОСТИ

(* Публикуется с сокращениями)

Воспоминание об открытии Кронштадтской мастерской и зарождении русской радиопромышленности

В истории изобретения Александром Степановичем Поповым беспроволочного телеграфа 1900 год записан не только как год больших достижений в области радиосвязи, но и как год, когда внимание изобретателя радио было привлечено к заботам чисто практического характера. Выписанные в 1899 г. из Парижа от фирмы Дюкрете первые судовые радиостанции уже нуждались в починке. Эта фирма не успевала выполнять больших заказов морского ведомства и поэтому приходилось самим приниматься за выделку новых приборов. Эти заботы отвлекли Александра Степановича от его усиленной научно - исследовательской работы и он с Обычной энергией Принялся за устройство Кронштадтской мастерской.
В это время Александр Степанович совершенно неожиданно получает большую помощь.
В Нижнем-Новгороде жил преподаватель гимназии, приятель и друг Александра Степановича, товарищ по универси-тету Е. Л. Коринфский.
Когда летом Александр Степанович приезжал в Нижний заведывать первою в России электрической станцией, он долго беседовал и делился мыслями с приятелем о своем изобретении и так его увлек своими рассказами, что Коринфский вышел в отставку и почти без всяких средств с большой семьей прибыл в Кронштадт, чтобы стать помощником А. С. Попова. Но Е. Л. Коринфского не привлекала чисто научно-исследовательская кропотливая работа, - он все время мечтал о практической деятельности. . Его желание было выполнено.

Александр Степанович назначил его начальником только что открытой им первой мастерской для выделки радиоприборов.
Эта мастерская помещалась рядом с Артиллерийской школой во втором этаже одного из обширных помещений Кронштадтского порта.
Коринфский был гораздо старше Попова, он уже выслужил полную пенсию и чин статского советника и, несмотря на свои лета, горячо принялся за новое дело. Его не удовлетворяла текущая работа, т. е. починка приборов и установка на судах радиостанций.
Он сейчас же принялся за выделку новых станций и прежде всего за выделку больших спиралей Румкорфа, которыми в то время снабжалась каждая радиоустановка.
Но это дело было нелегкое. Только после усиленной подготовительной работы были получены большие спирали своей выделки.
Про первые успехи Кронштадтской мастерской хорошо рассказано в докладе лейтенанта И. Г. Энгельмана, прочитанном им в Минно-офицерском классе 11 апреля 1906 г.
Привожу из этого доклада несколько выписок:
" В начале 1900 г. управляющий Морским министерством сделал распоряжение о введении беспроволочного телеграфа на боевых судах флота в постоянное снабжение, после чего А. С. Поповым была устроена в Кронштадтском порту особая мастерская для ремонта и выделки приборов".
" В 1901 г. ртутный турбинный прерыватель был заменен моторным прерывателем типа Дюкрете. В приемной станции поляризованное реле было заменено магнитным, более чувствительным и более удобным для регулировки".
Эту работу выполнила Кронштадтская мастерская.
В 1902 г. Кронштадтская мастерская выполнила, сравнительно со своими средствами, огромную работу. Ею было изготовлено до 12 полных станций для Балтийского флота, большею частью для судов эскадры контр-адмирала Штакельберга, которая осенью ушла из России на Дальний Восток.
Эти станции уже были снабжены сложной схемой как в отправительной, так и приемной станции, допускающей настройку.
Ввиду спешности работ и вследствие того, что личный состав не был достаточно подготовлен (обучение в Минно-офицерском классе и тогда еще затруднялось недостаточным числом приборов), Александр Степанович испросил разрешение идти с эскадрой на 2 месяца Е. Л. Коринфскому, который мог бы закончить установки, подготовить личный состав в пути и сам на деле ознакомиться с особенностями установок во время переходов.
В 1903 г. мастерской Кронштадтского порта изготовлено до 12 станций, причем они были посланы во Владивосток, в Порт-Артур, на крейсеры "Лена", "Ангара".
Эти станции давали дальность радиосвязи до 160 км.
В 1904 г. при спешном приготовлении второй эскадры Тихого, океана возбудился вопрос, какой системой беспроволочного телеграфа снабжать суда.
Усилий Александра Степановича при немногочисленности помощников и отсутствии технических и материальных средств было недостаточно Для более широкого и быстрого развития беспроволочного телеграфа, а потому, несмотря на то, что беспроволочный телеграф был изобретен у нас в России, с каждым годом намечалось наше все большее отставание от заграницы.
Кронштадтская мастерская, как и фирма Дюкрете, не могла бы выполнить срочного большого заказа.
Вследствие этих причин Морское министерство отдало свои заказы немецкой фирме Слаби-Арко-Браун-Сименс, известной под именем фирмы Телефункен. Почти на всех боевых судах второй эскадры и были установлены станции этой фирмы.
Кронштадтская же мастерская сделала установки станций системы Александра Степановича на 12 миноносцах, вошедших в состав второй эскадры, и для береговой станции Гельсингфорс...
Если мы сопоставим блестящие достижения в области радио с тем, что делалось в царской России, где имелась единственная небольшая мастерская для починки радиоприборов, то положение радиосвязи у нас можно было считать катастрофическим. Единственный выход из этого почти безнадежного положения нашли ученики Александра Степановича Попова - минные офицеры, в ведении которых находилась вся служба связи во флоте.
Они подали в Минный отдел Морского технического комитета проект о переводе в Петербург Кронштадтской мастерской, ее расширении и превращении в Морское радиотелеграфное депо для изготовления радиоприборов и станций для судов флота.
Заведующий в то время радиосвязью во флоте лейтенант А. А. Реммерт горячо поддержал это блестящее предложение.
При его содействии было найдено для новых мастерских помещение и срочно было приступлено к его ремонту.
Через некоторое время Кронштадтская мастерская была переведена в Петербург. Весь ее небольшой персонал был также переведен в Петербург.
И новые расширенные мастерские начали свою работу.
В то время, после смерти А. С. Попова, на меня была возложена ответственная работа испытывать все вновь появляющиеся во флоте радиостанции и одновременно вести занятия по радиосвязи со слушателями Минно-офицерского класса. Вся эта работа во время летнего плавания была сосредоточена на судах Учебно-минного отряда на Транзундском рейде около гор. Выборга.
Во время подготовки к плаванию мне часто приходилось бывать в новом помещении мастерских, помогать в ее первых работах, давать советы и делиться своим опытом. Прекрасно отремонтированные помещения прежде всего поражали своими размерами и чистотой. Из этих помещений выделялись помещения, назначенные для хранения будущих приборов и материала с хорошо устроенными и удобными полками с бронированными дверями. Выделялось также совершенно затемненное помещение для фотометрических измерений и для установки чувствительных зеркальных гальванометров. Но больше всего поражала громадная зала с окнами на залив, полностью заваленная новыми приборами. Тут были последние гедевские насосы для выкачивания воздуха, точные электрические и магнитные измерительные приборы, всех образцов эталоны, машины для токов высокой частоты, все типы конденсаторов и многое другое.
Все это показало, что дело новых мастерских поставлено широко и что в них намечалась большая научно-исследовательская работа...
В дальнейшем эти мастерские были реорганизованы в Радиотелеграфное депо. .
Так зародилась наша русская радиопромышленность, которая расцвела только при Советской власти...
Память об открытии Кронштадтских мастерских и развитии радиотехники в России нам дорога как память о гениальном изобретателе беспроволочного телеграфа Александре Степановиче Попове.

Журнал "Известия электропромышленности слабого тока" 1940 № 11, стр. 1-5.


Назад

На главную страницу

X