На главную страницу

Изобретатель беспроволочного телеграфа — проф. А. С. Попов.
(К 30-летнему юбилею).

Н. А. Никитин.

В пункте третьем протокола 151 заседания Физического Отделения Русского Физико-Химического Общества от 25 апреля 1895 г. читаем:
«А. С. Попов сделал сообщение: «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям».... Пользуясь высокой чувствительностью металлических порошков к весьма слабым электрическим колебаниям, докладчик построил прибор, предназначенный для показывания быстрых колебаний в атмосферном электричестве.....
Предварительные опыты, произведенные докладчиком с помощью небольшой телефонной линии в г. Кронштадте, показали, что воздух действительно иногда подвержен быстрым переменам ею потенциала. Основные опыты ...и описанный прибор были показаны докладчиком».
Сухи и строго объективны эти немногословные строки протокола.
Но тем ценнее они для нас, как беспристрастное и авторитетное свидетельство того, что изобретателем радиотелеграфа был русский профессор Александр Степанович Попов.
В самом деле если бы мы захотели выразить в современных, привычных нам терминах содержание этого протокола, то мы должны были бы сказать, что 25 апреля 1895 г. А. С. Попов демонстрировал сконструированный и испытанный им первый радиоприемник,— «грозоотметчик», на который были впервые в мире приняты атмосферные разряды — единственные электромагнитные волны, блуждавшие в то время в атмосфере.
Вот как описывает изобретатель свой прибор. Когерер, т.-е. снабженная металлическими выводами стеклянная трубка с металлическими опилками «подвешена горизонтально между зажимами М и N (фиг. 1) на легкой часовой пружине, которая для большей эластичности согнута со стороны одного зажима зигзагом. Над трубкой расположен звонок, так чтобы при своем действии он мог давать легкие удары молоточком посредине трубки, защищенной от разбивания резиновым кольцом».

  «Действует прибор следующим образом. Ток батареи в 4—5 вольт постоянно циркулирует от зажима Р к платиновой пластинке А. далее через порошок, содержащийся в трубке, к другой пластинке В и по обмотке электромагнита реле обратно к батарее. Сила этого тока недостаточна для притягивания якоря реле, но, если трубка АВ подвергается действию электрического колебания, то сопротивление мгновенно уменьшится, и ток увеличится настолько, что якорь реле притянется. В этот момент цепь, идущая от батареи к звонку, преданная в точке С, замкнется, и звонок начнет действовать, но тотчас же сотрясения трубки опять уменьшат ее проводимость, и реле замкнет цепь звонка.... На одиночное колебание прибор отвечает коротким звонком; непрерывно действующие разряды отзываются довольно частыми... звонками... В соединении с вертикальной проволокой (антенна) длиною в 2,5 метра, прибор отвечал на открытом воздухе колебаниям, произведенным большим Гертцевым вибратором (квадратные листы 40 см в стороне) с искрой в масле на расстоянии 30 сажен».
Не ограничивая область применения своего прибора лабораторными опытами, Попов указал другое его применение, могущее дать «более интересные результаты», если точку Л или В схемы соединить с «воздушным проводом, проложенным вдали от телеграфов и телефонов, или же со стержнем громоотвода».
Эти слова не оставляют уже никаких сомнений: антенны, настоящие большие антенны в десятки метров длиной, с заземлениями (необходимо существующими у всякого громоотвода) были впервые использованы А. С. Поповым, уже в первом своем сообщении подчеркнувшим, что можно использовать описанное им устройство для передачи сигналов без проводов.
Впоследствии антенны были применены Маркони и для целей передачи, но это было им сделано значительно позже – первая схема Маркони появилась в середине 1897 г. Итак, отдавая должное Маркони и внесенным им усовершенствованиям, все же необходимо констатировать, что первая установка с антенной для приема из атмосферы электрических волн вышла из рук нашего соотечественника.
Правда, что, при отсутствии средств на производство широко поставленных опытов, Попов не мог тотчас же получить крупных результатов в деле передачи сигналов без проводов, однако он, пользуясь самыми примитивными средствами, установил беспроволочную связь на расстоянии 300 сажен, прежде чем появились в печати схема и описание работы Маркони.
Заслуги Попова нашли себе признание не только на его родине - Бранли, один из его современников и претендентов на звание изобретателя радиотелеграфа, даже несколько ранее Попова обративший внимание на роль антенн, писал, что «телеграфия без проводов вытекает в действительности из опытов г. Попова».
Не менее лестный отзыв дал о значении работ Попова для радиосвязи известнейший английский физик Оливер Лодж, подчеркнувший, сколь ценно то, что А. С. внес в дело беспроволочной телеграфии. В таком же смысле выражаются и другие видные современные радиоспециалисты Англии (Эккльс) и Германии (Неспер).
Мы приводим эти отзывы и признания, сделанные выдающимися учеными для того, чтобы показать, как представители иностранной науки и техники сходятся в оценке изобретения А. С. Попова. Для русских же радиоспециалистов его имя должно всегда напоминать, что в области радио нам нет никаких оснований слепо подражать загранице, что русский оригинальный ум мог даже опередить, 30 лет тому назад, иностранцев. А если так, то кто поручится и докажет, что подобных этому фактов нам нельзя ожидать в будущем?

"Жизнь и техника связи", № 4, 1925 г.


Назад

На главную страницу

X