На главную страницу

Как А. С. Попов дошел до идеи беспроволочного телеграфа.

(беседа с инженером В.М.Лебедевым)

Александр Степанович, – сообщил нам один из сотрудников Попова, инженер В. М. Лебедев, – начал работать в области грозоотметчиков, которые, в сущности, содержат в себе все элементы радиоприемника.
Идея грозоотметчика заключалась в том, что электрические разряды, производимые в атмосфере во время грозы, могут воздействовать на так называемые трубки Бранли, или когерер. Под влиянием действия электромагнитной волны трубки Бранли становятся проводником, в то время, как в спокойном состоянии они не пропускают тока. Вот это-то свойство когерера и использовал Александр Степанович в своем первом грозоотметчике.
Для улавливания электромагнитных волн А.С. Попову пришла мысль воспользоваться приспособлением, напоминающим громоотвод, т.-е. он брал высоко поднятый изолированный проводник, вертикально стоящий в воздухе. Таким образом, уже в самых первых приборах А. С. Попова появился чрезвычайно важный элемент, существующий до сих пор в радиоприемнике и называемый антенной. Значит, и схема приемника, и антенна, т.-е. два самых важных элемента для радиопередачи, обязаны своим существованием исключительно А. С. Попову.
В своих лекциях, еще в 1897 году, проф. Попов указывал, что на его грозоотметчик могут воздействовать не только разряды молнии (грозы), но и, вообще, всякие электромагнитные разряды, например, разряд Лейденской банки, разряд электростатической машины и т. д. При этом А. С. Панов упоминал вскользь о том, что указанную идею вполне возможно воплотить в техническое средство связи на расстояние, без каких бы то ни было промежуточных проводов.

Вверху – станция А. С. Попова образца 1899 г., сделанная в мастерской Колбасьева в Кронштадте. Внизу – грозоотметчик А. С. Попова 1895 г.

Таким образом, появилась идея беспроволочного телеграфа, и можно определенно сказать, что эта идея была совершенно самостоятельно осознана Александром Степановичем и гораздо раньше, чем появились какие бы то ни было сообщения о работах Маркони. Подобный взгляд проскальзывает теперь все более и более в работах заграничных ученых и техников и имеет на то полное основание.

Схематический чертеж грозоотметчика А. С. Попова.

Впоследствии Попов и Маркони работали вполне самостоятельно и параллельно, и каждый из них в деталях не знал о работе другого. И если Александр Степанович добился тех же результатов, что и Маркони с некоторым опозданием, то это следует приписать тем ненормальным условиям, в которых жил и работал Попов.
В самом деле, только финансовые затруднения задержали появление у нас вполне законченной системы аппаратов беспроволочного телеграфа, изобретенных А. С. Поповым. Маркони же, наоборот, уже с самых первых шагов своей деятельности распоряжался в то время относительно большими капиталами, давшими ему возможность практически осуществить беспроволочное телеграфирование на более или менее значительное расстояние.

Первые приборы А. С. Попова 1896 г.
Приемная и отравительная станции с параболическими рефлекторами для демонстрации опытов с электромагнитными лучами.

Конечно, отпущенные правительством несколько сот рублей А. Попову на опыты были далеко недостаточны для такого серьезною и большого дела, каким является беспроволочная телеграфия. Попову, вообще, не удавалось найти предпринимателя, который практически осуществил бы его идеи в виде приборов.
Лишь известный французский конструктор Дюкретэ проникся важностью изобретения Попова и в 1901 году на слой риск и страх стал фабриковать в Париже приборы, названные им «Попов-Дюкретэ».
К идеям Попова стали у нас относиться более или менее серьезно лишь с 1900 года и, пожалуй, с 1901 года, ища А. С. Попову были отпущены не только сродства (правда, опять скромные), но и личный состав и когда ему дали возможность работать на военных судах Балтийского и Черноморского флота.

Но в это время Маркони имел уже специальный пароход и большую соответствующую организацию, рекламировавшую его на всем земном шаре. Очевидно, подобные успехи понудили тогдашние военные сферы ускорить осуществление почти единственного средства связи между военными кораблями и берегом. Только боязнь военного ведомства отстать в технических средствах побудила тогда старое правительство несколько серьезнее относиться к величайшему изобретению А. С. Попова.
– К сожалению, – заметил инженер Лебедев, – у меня не сохранилось никаких фотографий и личных записок, иллюстрирующих богатейшую работу А.С. Попова. И то, и другое было уничтожено во время многочисленных моих переездов. Приборы же, имеющие исторический характер, концентрируются теперь в электро-техничееком институте (в Ленинграде), в специальном музее имени А. С. Попова; туда будет передано все, что так или иначе относится к величайшим работам нашего русского изобретателя.

Ю. О.

 

11-го апреля 1901 г.


К схеме грозоотметчика А.С.Попова

Ток батареи элементов РQ в 4–5 вольт все время идет от зажима Р к пластинке А через трубку Бранли и обмотку электромагнита (на схеме нижнего обратно в батарею. Этот ток настолько слаб, что он не заставляет электромагнит притягивать якорь. Зато, когда трубка Бранли подвергается электрическим колебаниям (напр., от молнии) и опилки намагнитятся, ток усилится настолько, что заставит притянуть якорь. Произойдет замыкание другого контура, в который вклинен другой электро-магнит (па схеме верхний). Этот возникший ток заставит верхний электромагнит притянуть якорь с молоточком. Молоточек ударит по звонку. Но при этом цепь разомкнётся в точке D. Электромагнит перестанет действовать. Молоточек упадет и дарит по трубке Бранли; опилки встряхнутся; ток в первой цепи ослабнет; якорь нижнего электромагнита отпадет обратно для того, чтобы повторить это явление при новом разряде молнии.
Таким образом каждый разряд молнии отмечается звонком

Газета «Новости радио» № 4, 1925 г.


Назад

На главную страницу

X