На главную страницу

 

Об авторском исследовании технического содержания
первого патента Г. Маркони № 12039

Меркулов Владимир Дмитриевич, специальный корреспондент журнала «Радио» (г. Москва)

Введение

Автор заинтересовался темой в 2005 году, во время, предшествующее юбилейной дате – 110-летию со дня исторического заседания физического отделения Русского физико-химического общества (РФХО) в Санкт-Петербурге, на котором выступил А. С. Попов с докладом «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям» и демонстрацией «прибора, предназначенного для показывания быстрых колебаний» [1]. Готовя к публикации статью «Открытие радио» [2], автор просмотрел и изучил российские публикации, подборки материалов в Интернете; удостоверился в свободе доступа к обширному документальному наследию, свидетельствующему о первенстве Попова в изобретении радио. Здесь будет уместно пояснить, что не совсем корректное, но утвердившееся в отечественной и зарубежной литературе сочетание слов «изобретение радио» было введено российским академиком А. И. Бергом в 1945 году [3]. Особе внимание было обращено на отдельные работы [4,5], излагающие свое отличительное видение преимущественной роли Маркони в становлении и развитии телеграфии без проводов в конце 19-го века.
С большим интересом автор прочитал в Интернете множество зарубежных англоязычных статей, посвященных рождению радиотелеграфии. Некоторые из них, например [6], отдают должное Попову в проведении первых опытов по автоматизированному приему распространяющихся по воздуху повторяющихся импульсных сигналов, однако все-таки не соглашаются с его приоритетом по отношению к Маркони.
В подавляющем большинстве из них и вовсе утверждается, что Маркони приступил к проведению опытов по передаче и приему электромагнитных возмущений в 1894 году, т.е. на год раньше доклада Попова на известном заседании РФХО; таким образом, читателю завуалировано подсказывается, что именно тогда и было изобретено радио. После изучения этих публикаций начинает даже складываться впечатление, (скорее всего ошибочное), что имеет место координация (или режиссура) из какого-то невидимого методического центра.

Верительные грамоты Маркони.

Все исследованное показалось автору чрезвычайно интересным. Захотелось взглянуть на оригиналы документов. И тут выяснилось, что все касающееся Попова – правда, имеются официальные бумаги. Что же касается Маркони ….? Не существует отчетов, протоколов, фотографий, сообщений из газет и др., подтверждающих какие-либо работы по беспроводной телеграфии, выполненные им в 1894 - 1895 г.г. Нельзя же серьезно относиться, например, к воспоминаниям не знавшего грамоты садовника семьи Маркони, записанными сыном или дочерью Маркони, родившейся в 1908 году. Сам Маркони в своем выступлении при вручении ему Нобелевской премии по физике в 1909 году, заявил, что «регулярно никогда не занимался электротехникой и физикой. У себя дома в Италии, близ Болоньи (в родовом поместье) стал проводить исследования и опыты по беспроводной передаче телеграфных знаков и символов посредством Герцевских волн лишь в начале лета 1895 года». То же самое он повторяет в своих мемуарах-автобиографиях [7,8]. Однако и эти заявления не могут служить фактологическим подтверждением. Следует заметить, что в то время Маркони исполнился лишь 21 год, и он не имел даже среднего технического образования.
Первое известное официальное обращение Маркони к беспроводной телеграфии проявилось только 2 июня 1896 года (на 13 месяцев позже выступления Попова в РФХО!). Это была легендарная предварительная заявка (ПЗ) на изобретение (патент) в Британское патентное бюро (БПБ) под №12039 [9]. Историкам изобретений известно немало случаев одновременного проведения инновационных работ в отдаленных друг от друга странах. Временная разница в 13 месяцев считается существенной. Александр Бэлл признается изобретателем телефона, хотя свою заявку на патент в 1876 году он подал всего лишь на 2 часа ранее конкурента Э. Грея. Здесь же разница в 13 месяцев! Однако зарубежные популяризаторы ранней истории беспроволочной связи сходятся во мнении, что основополагающее техническое решение по радиотелеграфии, схемы приемо-передающей аппаратуры показаны Маркони в ПЗ №12039, а не Поповым на упомянутом историческом заседании РФХО.
За прошедшие более чем 100 лет в защиту приоритета британского изобретения исписаны десятки тысяч текстовых и иллюстративных страниц. Фарс и комедийность ситуации заключаются в том, что никто из ходатайствующих за Маркони авторов никогда ни видел (и не читал соответственно) текста заявки №12039. Автор данной статьи убедился в этом сам, когда решил с ней познакомиться. Искать реликвию долго не пришлось. Ее нигде нет. Она никогда не публиковалась в открытой печати, с нее не снимали копии для музеев, общедоступных архивов и др. Тогда решил сделать запрос в БПБ. Оттуда пришло удивительное сообщение – «в анналах бюро патентов предварительная заявка за №12039 не хранится, за давностью времени и ненадобностью она в свое время была уничтожена». После многократных письменных обращений и разговоров по телефону удалось все-таки проследить жизненный путь документа №12039. Через непродолжительное время после подачи и последующей выдачи по ней положительного решения, она была изъята из БПБ и передана на хранение в Корпорацию Маркони (Marconi Corporation).

Феномен Маркони.

В 2004 году Marconi Corporation рассекретила коллекцию Маркони. Образцы техники переданы на хранение в Музей истории науки британского Оксфордского университета, письменные документы - в библиотеку учебного заведения. Сейчас с первой страницей ПЗ №12039 может ознакомиться любой желающий в Интернете [10]. Автору удалось получить полный текст ПЗ №12039.
Документ включает в себя два листа стандартного размера (формата А4), исписанные печатным шрифтом с одной стороны и конверт, куда они вкладываются. Самым большим «откровением» документа является то, что он не содержит иллюстративного материала. Заявитель не поместил в него какие-либо схемы, диаграммы, чертежи устройств. Спрашивается, о каком превосходстве, например, радиотелеграфного приемника Маркони можно вести речь, если по прошествии даже 13 месяцев после выступления Попова в РФХО схема приемного устройства Маркони не была предъявлена. Наименование предложенного на экспертизу изобретения – «Усовершенствования в передаче электрических импульсов и сигналов и в аппаратуре для этого». Великое множество популяризаторов творчества Маркони восторженно приняли текст заголовка патента. Однако термин «усовершенствование» сразу же настораживает, из него вытекает, что автором не предлагается что-либо новое, а лишь усовершенствования чего-то уже известного. Перечисление «усовершенствований» начинается в первом абзаце титульного листа, сразу же после представления формальных сведений об авторе: «Соответствующие этому изобретению электрические действия или проявления передаются через воздух, землю, воду путем электрических колебаний высокой частоты». Поместив данное утверждение в официальный документ, заявитель «прокололся по-крупному». Сказанное означает, что ко времени подачи заявки претендент на изобретение радио не был знаком с ранее выполненными теоретическими и практическими работами Г. Герца и Н. Тесла, сам не проводил практических экспериментальных работ. Если бы он их провел, то быстро бы убедился, что электрические колебания высокой частоты сквозь землю и воду не проходят.
К другим основным «усовершенствованиям» относятся предложения сделать герметичной стеклянную трубку-детектор с металлическими опилками, а также по известному Маркони уже тогда методу Попова автоматически встряхивать трубку после прохождения по детектору полезного сигнала. Помимо весьма ограниченного технического описания документ грешит весьма алогичным изложением материала, с трудом постигаемого даже с учетом многозначности английских слов. Он больше похож на набор тезисов или на заявление о намерениях. Сформулированное в начале нелепое и голословное утверждение получает продолжение в конце. Повторяются претензии на то, что не проверялось практически и чего в реальности не существует: «Когда передачи идут через землю или воду, я присоединяю один конец трубки или контакта (имеется в виду - детектора) к земле, а другие концы к предпочтительно похожим друг на друга изолированным от земли проводникам или пластинам в воздухе».

Кружной путь изобретения Попова.

«Прибор для обнаружения и регистрирования электрических колебаний» Попова в 1896 г. со всеми подробностями был представлен в январском номере журнала РФХО [11], имевшего европейскую рассылку. В этом же месяце журнал поступил в библиотеку университета итальянского города Болонья, (там он хранится до сих пор), где с ним ознакомился известный итальянский физик профессор А. Риги, друг семьи Маркони. Г. Маркони посещал занятия А. Риги в качестве вольнослушателя. В феврале того же года Г. Маркони, имея «секретную» схему и коробку с деталями, отбыл в Лондон, где по родственным каналам был представлен главному инженеру телеграфа Великобритании В. Прису. Своей настойчивостью, целеустремленностью и деловой хваткой Маркони произвел на Приса самое выгодное впечатление. Начиная с апреля 1896 года, Прис содействовал технической проверке и доработке схемы приемопередающей аппаратуры, помогал Маркони в составлении первой в его жизни заявки. По тексту ПЗ «проступают» отдельные рационализаторские «телеграфные» предложения, например, по искрогашению контактов реле шунтирующими сопротивлениями и др. Но, как уже говорилось, не все получилось гладко.
Прис находился в хороших научно-технических и приятельских отношениях с известным английским физиком О. Лоджем, знаменитым немецким физиком Г. Герцем. Работы, проведенные в 1880-х годах, экспериментально доказали распространение электромагнитных волн в пустом пространстве со скоростью света. После чего Лоджем было показано распространение электромагнитных колебаний (ЭМК) в проводниках, и также со световой скоростью. Прис и Лодж относились к характерному для науки типу руководителей: образованных, высокоэрудированных, но недостаточно способных на техническую разработку и реализацию теоретических идей на практике. Свои соображения о прохождении ЭМК по проводникам Лодж до конца не проверил. Он и Прис полагали, что если ЭМК, как и электрический ток, с одинаковой скоростью бегут по металлическим проводам, то по аналогии с током ЭМК одинаково побегут и по другим проводникам, в том числе в толщи земли и воды. Проходимость ЭМК сквозь землю и воду Прис надеялся использовать для связи соответственно с угольными шахтами и подводными лодками. Весьма возможно, что именно по рекомендации Приса Маркони и вписал в ПЗ ошибочное положение о способности ЭМК проникать сквозь землю и воду. Попутно следует заметить, что к тому времени, когда Маркони сочинял заявку, Лодж придумал утвердившийся в дальнейшем термин «когерер» для детектора, стеклянной трубки с металлическими опилками. Однако, по соображениям патентной чистоты и, опасаясь вероятных претензий Лоджа, по распоряжению Приса Маркони не использовал его.

Показательные выступления.

В автобиографии [7] Маркони сообщает, что Прис неоднократно наблюдал включение и тестирование его приемно-передающих приборов в помещениях технической службы телеграфного ведомства. В июле 1896 года он попросил провести демонстрацию работы аппаратуры перед ответственными сотрудниками лондонского отделения этой организации. Были показаны передача и прием импульсных сигналов по крышам зданий, отстоящих на 400 м друг от друга. Тогда же Прис распорядился прикрепить к Маркони ассистента - высококвалифицированного инженера-телеграфиста Дж. Кемпа, который стал пожизненным помощником и руководителем отдельных работ у Маркони.
Было решено пригласить представителей армии и флота на смотрины новой техники связи. Испытания проходили 2 сентября 1896 года в местечке Солсбери под Лондоном в присутствии большой аудитории. Известно, что передатчик состоял из вырабатывающей ЭДС самоиндукции катушки Г. Румкорфа, соединенной с разрядником, аналогичным разработанному А. Риги в Болонье. Показаны были несколько модификаций: передающие устройства с проводниковой антенной и параболическим рефлектором, имеющим габариты 61х81х30 см, приемники с печатающим механизмом (ПМ) и антенной в виде длинного провода и таким же, как у передатчика, параболическим рефлектором 61х81х30 см, но без ПМ. Ни в одном из приемников не были применены указанные в тексте ПЗ плоские металлические пластины, присоединенные к трубке-детектору. Схемы аппаратуры не раскрывались. Результаты испытаний разочаровали военных. С 3-х метровой наружной антенной приемники могли ловить сигналы на расстоянии менее половины километра, что потенциальных заказчиков никак не устраивало. Передатчик и приемник с параболическими рефлекторами показали дальность 2,5 км, но представителей флота это тоже не устроило, поскольку требовалась ориентация передатчика и приёмника друг на друга, что на море с плывущего судна обеспечить почти невозможно. По этой причине в дальнейшем рефлекторные антенны в показанном исполнении применялись только на суше для стационарных объектов.
Следующая встреча с военными в Солсбери имела место в марте 1897 года. Происшедшее там стало известно корреспондентам некоторых газет, назвавшим событие «аттракционом». Антенна приемника длиной 40 м была поднята на высоту баллоном, наполненным газом. Однако дальность приема все равно не превысила 5 км. Приемопередающие устройства с рефлекторами в испытаниях не участвовали. В практическую возможность эксплуатации техники нового вида связи военные опять же не поверили.
В дневнике Кемпа, который он начал вести с июля 1896 года, записано, что по предложению Приса 12 декабря 1896 года в конференц-зале (Toynbee Hall) Лондонского филантропического образовательного института состоялось первое официальное публичное представление беспроволочной телеграфии. Немногочисленные представители научной интеллигенции и прессы, интересующиеся новыми техническими достижениями, увидели закрытые черные ящики, с которыми расхаживали Прис на сцене и Маркони в зале. При нажатии Присом телеграфного ключа у Маркони срабатывал расположенный поверх корпуса звонок. Демонстрации произвели сильное впечатление. Манера поведения Маркони публике понравилась. На другой день в газетах появились похвальные статьи, впервые упомянувшие Маркони в широкой прессе. Фонды Marconi Corporation не располагают копиями статей-откликов на событие, имевшее место в конце 1896 года.
Во всех первых демонстрациях беспроводной приемно-передающей аппаратуры с лекциями и разъяснениями выступал Прис. Не делалось каких-либо сообщений о поданной заявке на патент и ее экспертизе, проводимой самим Присом по поручению БПБ. Маркони представлялся присутствующим всего лишь подающим надежды ассистентом, молчаливо выполнявшем распоряжения Приса.
2 марта 1897 года в БПБ от Маркони поступили дополнения к ПЗ на патент №12039, поданной им 2 июня 1896 года [9,10]. Множество зарубежных историков сходятся во мнении, что уточнения носили несущественный характер. Однако с этим соглашаться нельзя. В первоначальном варианте ПЗ полностью отсутствовало главное – чертежи; текстовое описание было весьма кратким и расплывчатым. Дополнения были достаточно объемны и содержали, наконец, апробированные схемы передатчика и приемника. Как показывают дальнейшие события, продолжались пробы аппаратуры, доработка ее схем, исправления заключительных формулировок заявки.
В мае 1897 года Прис предложил провести сравнительные испытания приемо-передающей аппаратуры Маркони, положившей в основу открытие Герца о распространении ЭМК по воздуху и индукционной составляющей, реализующей его идею о возможном прохождении каких-либо ЭМК под землей (водой) между закопанными изолированными металлическими пластинами. Убеждение Приса базировалось на практическом наблюдении передачи импульсных сигналов от одного телеграфного кабеля к другому при параллельной прокладке их под землей на близком расстоянии (до 50 м). Следует заметить, что такой способ подземного и подводного индукционного взаимодействия проводников действительно имеет место, но на очень низких частотах звукового диапазона. Ныне этот способ применяется для связи между подводными лодками и берегом, и в метро, но к изобретению Маркони отношения не имеет. Испытания проводились путем трансляции сигналов через Бристольский канал, причем впервые для аппаратуры Маркони - над водной поверхностью. Было продемонстрировано полное превосходство воздушной беспроводной телеграфии. Попутно выяснилось, что ЭМК распространяются над водой с меньшими потерями, чем над землей. Поэтому был установлен новый очередной рекорд в 14 км дальности переноса ЭМК от передатчика к приемнику. Судя по фотографиям, дошедшим до нас, прием телеграфных сигналов осуществлялся на антенну типа «длинный провод». Так же, как и в предыдущих опытах, смысловые телеграммы не передавались. Пробы происходили в присутствии корреспондентов отдельных газет и приглашенных инженеров-электротехников из Италии, Англии, Германии, среди которых был и известный немецкий физик А. Слаби. Схемы аппаратуры опять же никому не показывались.
Через месяц, в июньском номере популярного в то время в Англии журнала «Electrician» («Электротехник»), Прис выступил со статьей, в которой дал оценку работам, проведенным в 1896 – 1897 гг. По его мнению, Маркони не предложил чего-либо концептуально нового. Им всего лишь было подобрано чувствительное реле, управляемое током, протекающим по усовершенствованному «когереру» (детектору) из серебряных и никелевых опилок, заключенному в герметичную стеклянную трубку. Проведенные опыты показали, что телеграфия без проводов возможна, но предстоит еще многое сделать для ее практического применения. Схемы аппаратуры Прис не привел.

В заключительном документе не все гладко.

2 июля 1897 года БПБ выдало положительное заключение по заявке Маркони с сохранением первоначального названия. Текстовый и иллюстративный материал официальной бумаги включает в себя предписание заявки (Provisional specification) на 2-х страницах, окончательное описание (Complete specification) на 10 страницах (формата А4) и 14 схем на 5-ти листах (3 x А4, 2 x А3).
В отличие от предписания [9,10] в тексте окончательной заявки (ОЗ), после представления формальных сведений об авторе написано: «Мое изобретение относится к передаче сигналов значениями электрических колебаний высокой частоты в эфире или в проводниках». Формулировка не вызывает возражений и свидетельствует о возросшей квалификации автора. Однако не все изложенное далее также гладко. Например, в середине второй страницы заявляется, что «с модификациями указанных аппаратов возможно передавать сигналы не только через сравнительно небольшие препятствия, такие как кирпичные стены, древостой и др.; но также поперек или сквозь массы металла, или возвышенности или горы, которые могут находиться между передающими и приемными инструментами». Здесь автор, как и в [9], опять «прокалывается». Не только через массы, но даже через тонкие слои металла ЭМК высокой частоты не проходят, наоборот, отражаются от них. Впервые данное явление подметил А. С. Попов в 1897 году, когда налаживал связь между кораблями «Африка» и «Европа» в Балтийском море. В то самое время летом, когда БПБ выдавало Маркони положительное решение, в том числе по «передаче сигналов сквозь массы металла», Попов в отчете писал об их экранировании военным крейсером «Лейтенант Ильин», случайно вставшим между двумя вышеупомянутыми кораблями.

Первая радиокомпания.

После последних испытаний на Бристольском канале и выступления Приса в научно-техническом журнале, Маркони стал весьма популярен у себя на родине в Италии. 6 июля 1897 года Маркони пригласили на итальянскую военно-морскую базу Ла Специя на торжественную встречу, устроенную ему известными инженерами-электриками для персональной демонстрации своего детища техническим специалистам, а также генералам, адмиралам, королю и королеве Италии. После первых же включений приемно-передающей установки по воздуху пошла телеграмма «Viva l’Italia» («Да здравствует Италия»). Удалось показать аппаратуру в действии на дистанции 18 км и впервые имел место приём ЭМК из-за линии горизонта. После приема в королевской резиденции в Риме в честь Маркони был дан званый обед.
Через две недели Маркони создал компанию названную как «Wireless Telegraph & Signal Company» (переименованную в «Marconi’s Wireless Telegraph Company» в 1900 году). От военно-морского ведомства Италии компания на развитие получила наличными 15 000 фунтов стерлингов (850 000 в современном эквиваленте) в обмен на беспрепятственное пользование его патентами. За продажу 40% акций предприятию удалось выручить еще 25 000 фунтов. С 40 000 фунтами стерлингов (4 500 000 долларов США по современному курсу) компания начала работу. На службу были приглашены высококвалифицированные английские ученые и инженеры.
Прис оказывал моральную поддержку Маркони, но не принимал деятельного участия в создании компании и в её работе. В сентябре 1897 года в г. Дувр, расположенном на берегу пролива Ла Манш, Прис решил самостоятельно провести тестовые пробы беспроводной связи. Однако из его затеи ничего не получилось: сигналы удавалось принимать только на очень коротких расстояниях. Для завершения испытаний и планирования будущих работ пришлось обращаться к Маркони за помощью.
Несмотря на предпринятые усилия, беспроводная связь не получала должного признания в руководящих промышленных и финансовых кругах европейских стран. Маркони проявлял много изобретательности в продвижении новых идей в технике связи. Сейчас бы про него сказали, что он был замечательным «пиарщиком». Так, например, в дополнение к договорным научно-техническим работам в созданной компании, он старался участвовать в мероприятиях, рассчитанных на внешний эффект, привлекать репортеров известных газет для освещения событий. В июле 1898 года Маркони обеспечил передачу по воздуху телеграмм для английской королевы Виктории, проживавшей в резиденции на острове Уайт. Послания она получала от сына принца Уэльского, незадолго до этого повредившего ногу, но принимавшего участие в очередной парусной регате. Ежедневно королева получала бюллетень о состоянии его здоровья, который одновременно поступал в газеты, оповещавшие всю страну о самочувствии принца Уэльского, что по тому времени казалось совершенно беспрецедентным. На палубе яхты Маркони установил вертикальную 25-метровую антенну передатчика. На берегу смонтировал также прямостоящую 30-метровую мачту с креплением на растяжках. Телеграммы передавались со скоростью 100-120 букв в минуту, содержали от 50 до 100 слов. По окончании соревнований принц подарил Маркони яхту, на которой плавал. Участием в регате Маркони показал, что беспроводная связь может быть полезна плавающим по морю судам и их экипажам, особенно в обстоятельствах, когда они терпят бедствие.
По завершении строительства приемно-передающих установок и антенных мачт вблизи г. Дувра в Англии и г. Булонь во Франции (т. е. в самой узкой части пролива Ла Манш), 27 марта 1899 года, с привлечением внимания гражданских и военных руководителей из правительств обеих стран, широкой публики и прессы, Маркони передал первое радиотелеграфное сообщение через водную преграду, на расстояние 43 км.

А.С.Попов – изобретатель радио.

В конце XIX века телеграфной связью были охвачены множество крупных городов и населенных пунктов, и она надежно работала. Однако невозможно было протянуть провода к плавающим по морям морским судам, трудно и дорого было прокладывать их через водные просторы и горные районы. Поэтому, после завершения опытов Герца в конце 1880-х годов, идея беспроводной связи начала «витать в воздухе». Э. Бранли во Франции и О. Лодж в Англии в университетских условиях собирали схемы с детектором (когерером) ЭМК, но не продвинулись далее лабораторных физических опытов. Схему, способную принимать не только случайные однократные сигналы, но и повторяющиеся (периодические), причем с малым временем отклика, достаточным для регистрации телеграфных знаков и символов, впервые предложил А. С. Попов в России. Схема Попова имела еще одно исключительно важное достоинство для своего времени. Она предстала в виде законченной разработки, пригодной для быстрого внедрения. Помимо России, ее быстро освоили предприятия Германии, США, Франции и выпускали вплоть до 1910 года, и везде она называлась «схемой Попова».
По прошествии времени изобретение довольно часто оценивают с позиции его первого практического применения, нередко в сложных обстоятельствах. Первое по настоящему серьезное испытание радиотелеграфии в мире произошло в России. Началось оно в конце 1899 года, закончилось через несколько месяцев. В декабре 1899 года броненосец «Генерал-адмирал Апраксин» сел на камни и пропорол бок вблизи острова Гогланд в Финском заливе. Проводной связи с островом Гогланд не было. Было решено построить на нем радиотелеграфную станцию, другую установить на острове Кутсало, расположенном вблизи берега, и имеювшего с ним проводное сообщение. Обе радиостанции были построены в короткое время, несмотря на суровые зимние условия. Дальность радиолинии составляла 47 км. Первая радиограмма пришла из Главного Морского штаба в феврале, и содержала просьбу к ледоколу «Ермак», стоявшему рядом с броненосцем на случай оказания помощи, направиться для спасения нескольких десятков рыбаков, унесенных в открытое море на оторвавшейся льдине. За время всей спасательной экспедиции, завершившейся в апреле 1900 года, в обе стороны прошло несколько сотен радиограмм, как служебного, так и личного характера. По окончании операции А. С. Попов был награжден премией в 33 000 рублей (1 850 000 долларов США в современном эквиваленте), его помощник П. И. Рыбкин – 1 100 рублями (62 700 долларов США). Событие имело широкий резонанс в мировой печати. Для техники Маркони важным событием считается спасение пассажиров с тонущего лайнера «Титаник», но это произошло много лет спустя, в 1912 году.
Если попробовать взглянуть на изобретение А. С. Попова с вершин технической мысли позапрошлого века, то его вполне нормально следует оценивать как «озарение». Решения задачи отнюдь не кажется легким, очевидным или тривиальным даже нынешним специалистам по радиоаппаратуре. Если бы А. С. Попов не изобрел схему автоматизированного приема сигналов, распространяющихся по эфиру, то совсем не факт, что кто-то следующий ее тут же придумал. Вполне возможно, что без А. С. Попова развитие радиотелеграфии задержалось бы на 10 - 15 лет (до появления кристаллического детектора). Приоритет А. С. Попова при его жизни не оспаривался. Множество людей и организаций в России и за границей изобретателем радио считают именно его. В начале мая 1995 года в честь 100-летия изобретения радио А.С.Поповым организация ЮНЕСКО провела международную юбилейную конференцию в Москве и объявила 1995 год «Всемирным годом радио».

Маркони есть англо-итальянский Попов.

Как уже сказано, фактически и формально (в плане первичности публикации) схема приемника Маркони стала известна 2 июля 1897 года, то есть через 26 месяцев после выступления А.С.Попова на известном заседании РФХО в Санкт-Петербурге. По меркам научно-технической приоритетности 26 месяцев очень большой срок. У Маркони в схеме должны быть очень серьезные отличия, чтобы считать его изобретателем радио. Однако таких отличий там нет. Дополнительные шунтирующие сопротивления, еще одна батарея для питания реле могут быть отнесены лишь к несущественным пополнениям, вряд ли оказывающим заметное положительное влияние на стабильность работы схемы.
Популяризаторы раннего творчества Маркони ломают копья вокруг будто бы селективных возможностей приёмника Маркони, оснащения его катушками индуктивности, защищающими детектор (когерер) от шунтирующего действия батареи питания; плоскими пластинами, будто бы резонирующими с ЭМК высотой частоты передатчика. Следует заметить, что катушки индуктивности придумал Бранли. Лодж писал, что они, помимо защитной функции, еще отбирают часть поступающей энергии, поскольку неизвестно, на что они настроены и, что, таким образом, понижается чувствительность когерера, и лучше бы от них отказаться.
Попову эти катушки были известны, и он был согласен с мнением Лоджа. Справедливости ради следует заметить, что позднее, когда научились оптимально подбирать индуктивность катушек, они повсеместно были введены в схему для настройки на различные частоты. Что же касается малого размера плоских медных пластин, то про них определенно можно сказать, что они никак не были связаны с настройкой на рабочую частоту передатчика. Все, написанное про селекцию в заявке Маркони, есть лишь сочинение на модную в то время тему, исходящую от знаменитого английского физика В. Крукса. На мой взгляд, Маркони с соавторами писал «то не знаю что, но чтобы произвести впечатление» на потенциальных доверчивых и несмышленых заказчиков. Это ему отчасти удалось. Сейчас статьи про селективность приемника Маркони продолжают тиражировать его некомпетентные последователи. Зачем они это делают? Большинство из них коллекционирует любую выгодную для продажи антикварную аппаратуру. Техники Попова на рынке нет, а техники Маркони относительно много. С позиции конъюнктуры прибыльнее, чтобы Маркони был изобретателем радио.
Доказательством отсутствия элементарной селекции в аппаратуре Маркони в конце XIX века служат следующие события. В октябре 1899 года он был приглашен в Нью-Йорк на кубок Америки по парусному спорту для обеспечения регаты радиотелеграфной связью. Во время плаваний один из морских офицеров похвалил Маркони за надежную связь и одновременно попенял, что неоднократно попадал в ситуации, когда ему не удавалось выделить полезный сигнал из нескольких сигналов, одновременно поступающих на вход приемника от разных передатчиков. Маркони пообещал исправить положение в новых выпусках приемников. Селекция в радиоаппаратуре повышает ее чувствительность. Чем больше длинна пути радиоволны, тем сильнее нужна селекция. Однако, в знаменитом «броске» через Атлантический океан в декабре 1901 года селекция была еще неведома Маркони. Он больше надеялся на мощность передатчика, высоту подъема антенны и отражения радиоволн от небесных атмосферных слоев. Отдельные исследователи сомневаются в достоверности события, тогдашнего приема буквы «S» [13,14]. Вместе с тем известно, что если букву удалось отловить, то на самую элементарную приемную сборку, состоящую всего лишь из ртутного детектора, батарейки и наушника без каких-либо элементов «селекции».

Постскриптум.

У Маркони (и его теневого соавтора Приса) получился неудачный выбор конструкции приемной станции для заявки на патент. Рефлекторы-антенны не пошли. В последующем для установления рекордов дальности Маркони высоко поднимал проводниковые антенны, растягиваемые на высоких опорах и предназначенные для средне - длинноволновых диапазонов. В тексты предварительной и окончательной заявок под № 12039 вписал несколько ошибочных тезисов, свидетельствующих о серьезных пробелах у него в знаниях электротехники и физики своего времени. На всех сеансах связи, проведенных Присом и Маркони в 1896 году и в первой половине 1897 года, существо изобретения не раскрывалось, схемы устройств так же не довелось видеть кому-либо. Но некие конкретные передатчики и приемники были. Возможно, что те самые, из «коллекции Маркони», датированные 1896 годом, хранящиеся ныне в музее Оксфордского университета. Но доверять им полностью не следует. Они также не снабжены документами, доказывающими, что они были изготовлены именно в 1896 году, они более похожи на музейный «новодел» - аппараты, изготовленные в последующие годы.
Заявленные технические несуразицы свидетельствуют об отсутствии проведения предшествующих подаче заявки необходимых экспериментальных работ. Потому, по завершении оформления документа №12039, через непродолжительное время он был изъят из БПБ и передан на закрытое хранение. В СМИ из различного рода обзоров и «мемуаров» эпизодически вбрасывались «приглаженные» и будто бы настоящие первые схемы приемника Маркони, однако неотличимые от схемы Попова. Даже политические шпионские секреты не хранят 100 лет. Заявку №12039 «Marconi Corporation» прятала дольше, но, наконец предала ее «гласности». На мой взгляд, изучая эту заявку, можно только дивиться тому, как можно было изобретателем радио признавать молодого человека, недостаточно сведущего в области, где ему и его покровителям хотелось себя проявить.
Автор считает, что, может быть, не так уж и плохо то, что Маркони заимствовал изобретение у Попова. Радио начало быстрее развиваться, и все от этого только выиграли. На мой взгляд, наиболее удачную оценку Маркони дал известный английский инженер писатель-фантаст А. Кларк в 2001 году, по случаю 100-летия «переброса» радиосигнала через Атлантику. По его мнению, Маркони не был в полном смысле изобретателем, но именно он сыграл огромную роль в распространении радио, так как в наибольшей мере осознал его значимость, первым основал коммерческую организацию по внедрению радио.

Список литературы.

1. Попов А.С. Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям // Журнал РФХО. – 1895. - Вып.8. Ч. физ.
2. Меркулов В.Д. Винахiд радiо // Вiстi Академii iнженерних наук Украiни. – 2005. - №4.
3. Изобретение радио А.С.Поповым: Сборник документов и материалов / Под ред. А.И.Берга. Вып.2. – М.; Л.: Изд-во АН ССР, 1945.
4. Крыжановский Л., Рыбак Дж. Гульельмо Маркони и зарождение радиосвязи // «Радио». – 1995. - №1.
5. Шапкин В.И. Радио: открытие и изобретение. – М.: ДМК ПРЕСС, 2005.
6. http://www.britannica.com/eb/article-9060849/Aleksandr-Popov
7. Marconi G. The story of my life /Marconi Wireless Telegraph Company of America. -1913.
8. Marconi G. Wireless Telegraphy. 1895 – 1919. / Marconi Wireless Telegraph Company of America. - 1925.
9. Marconi G. Improvements in transmitting electrical impulses and signals, and in apparatus therefore. Brit.patent №12039. Date of application 2 June 1896.
10. http://www.radiomarconi.com/marconi/brevetto12039.html
11. Попов А.С. Прибор для обнаружения и регистрирования электрических колебаний // Журнал РФХО. – 1896. - Т. 28. Ч. физ.
12. Maver W. Wireless telegraphy to-day //The American Monthly Review of Rewiews. – 1904, August // http://www.earlyradiohistory.us/1904mav.htm
13. Bradford H. Did Marconi Receive Transatlantic radio signals in 1901 // http://www.antiquwireless.org/otb/marconi1901.htm
14. Григорьев И. Загадка Маркони // http://www.qrz.ru/articles/detail.phtml?id=141


Более подробная статья автора по данной тематике опубликована в журнале "Радио" за июль 2007 года, а также выложена на сайте журнала "Радио"

Назад

На главную страницу

X