На главную страницу

А.С. Попов

Передовое человечество навсегда сохранят паять о великом русском ученом, изобретателе радио—Александре Степановиче Попове. А. С. Попов начал свою научную деятельность еще студентом физико-математического факультета Петербургского университета (1877—1882 годы). В эту пору в университете преподавали всемирно известные ученые Д. И. Менделеев, П. Л. Чебышев, А. М. Бутлеров.
Главой университетских физиков был тогда Проф. Ф. Ф. Петрушевский, который первым в России ввел для студентов практические занятия по физике. В университете происходили заседания физического отделения Русского физико-химического общества. В физической лаборатории работал В. В. Лермантов, у которого Попов приобрел необходимые экспериментальные и практические навыки.
Попов заинтересовался электротехникой и стал посещать заседания только что организовавшегося Русского технического общества. В этом Обществе он познакомился с замечательными русскими электротехниками — П. Н. Яблочковым, А. Н. Лодыгиым, В. Н. Чиколевым, П. Н. Булыгиным и Д. А. Лачиновым, связь с которыми не прерывал я впоследствии. В те годы электротехника, по собственному выражению Попова, еще «барахталась в пеленках»,— на нее смотрели лишь как на отрасль физики. Подобно ряду других молодых физиков, увлекавшихся электротехникой, Попов был «объяснителем» на электротехнической выставке (1881 год), работал в товариществе «Электротехник», где занимался монтажем и эксплоатацией мелких электростанций. В 1882 году Попов написал диссертацию на тему «О принципах магнито- и динамоэлектрических машин постоянного тока».
В 1883 году Попов стал ассистентом по гальванизму и заведующим физическим кабинетом Минного офицерского класса (г. Кронштадт). Здесь Александр Степанович сначала вел занятия по высшей математике, затем курс практической физики и электротехники. Слушатели лекций Попова указывают, что он умел в кратких и ясных словах изложить суть предмета. Особенное внимание он уделял практическим работам, постоянно требуя от своих слушателей обстоятельного и детального овладения прикладной стороной дела. Попов придавал большое значение лекционным демонстрациям. Ему принадлежит идея ряда весьма наглядных и убедительных опытов. Опыт с медленным нарастанием тока в цепях с большой индуктивностью стал классическим. Называемый «опытом Попова», он показывается и сейчас.
Вскоре Попов начал преподавать физику и электротехнику в Морском техническом училище.
Проводя все свободное время в лаборатории, Попов сам наматывал катушки, выполнял стеклодувные работы, собственноручно изготовлял необходимые приборы и модели.
В 1883 году он опубликовал в журнале «Электричество» свою научную работу —«Условия наивыгоднейшего действия динамо-электрической машины». Ясная и четкая постановка вопроса, краткое и простое его решение говорили о незаурядных способностях молодого ученого.
Деятельность Попова в этот период была столь разносторонней, что, по словам проф. Н. Н. Георгиевского, работавшего одно время вместе с Поповым, «ни один крупный вопрос, так или иначе соприкасавшийся с областями физики и в особенности электротехники, не решался в Морском ведомстве без участия А. С. Попова». Этот быстро растущий авторитет Попова впоследствии послужил основанием для его командирования на выставку в Чикаго «для осмотра и изучения предметов по электротехнике».
Александр Степанович внимательно следил за новинками в области электротехники и сразу отличал то, что могло иметь будущность. Как только Попову стало известно (осень 1895 г.) об открытии лучей Рентгена, он сам изготовил рентгеновскую трубку и установил, что источником рентгеновского излучения является флюоресцирующая часть трубки. Особое внимание Попов уделял явлениям, вызываемым токами высокой частоты. Он сам построил трансформатор Тесла и ряд приборов для опытов с ним. Сообщение о работах Герца по электромагнитным волнам очень заинтересовало Попова. Он сконструировал необходимые приборы и досконально изучил все эти явления.
Незадолго до этого появилась работа Бранли о свойстве металлических порошков изменять свою проводимость под действием электрических колебаний. Трубка, заполненная таким порошком и снабженная двумя электродами, была названа кохерером.
Но ни Герц, ни Бранли, равно как и многие другие физики, изучавшие электромагнитные волны, не смогли и не пытались осуществить переход от чисто лабораторных исследований отдельных частных вопросов к их широким обобщениям и практическому применению. Этот принципиальный шаг вперед, открывший новую страницу в истории человечества, был сделан именно Александром Степановичем Поповым — великим изобретателем радио.
7 мая 1895 года на заседании Русского физико-химического общества Попов продемонстрировал первый в мире радиоприемник. Попов скромно назвал свой прибор «грозоотметчиком», так как вначале, из-за отсутствия достаточно мощных источников колебаний, его прибор «принимал» электрические возмущения, вызываемые грозовыми разрядами.
8 приемнике впервые была применена антенна, представлявшая собой медную проволоку, один конец которой присоединялся к кохереру; второй электрод кохерера был заземлен. Для «усиления» сигналов Попов включил последовательно с кохерером чувствительное электромагнитное реле. Кроме того, для предотвращения возможных внешних воздействий был применен металлический экран.
Таким образом, уже в первом приемном устройстве Попова содержались такие важнейшие элементы, как антенна, реле (в наше время — это электронные лампы) и экран, без которых сейчас не обходится ни один достаточно совершенный радиоприемник. В дальнейшем А. С. Попов сделал следующий принципиальный шаг: используя явления резонанса, он ввел настройку на нужную длину волны.
Полученные результаты Попов описал в статье «Прибор для обнаружения и регистрации электромагнитных колебаний» (1896 г.). Эту статью он закончил хорошо известными словами: «В заключение могу выразить надежду, что мой прибор, при дальнейшем усовершенствовании его, может быть применен к передаче сигналов на расстояние при помощи быстрых электрических колебаний, как только будет найден источник таких колебаний, обладающий достаточной энергией».
Вскоре Попов начал производить опыты с передатчиками. Применив вертикальную антенну, он добился дальности передачи в 60 м и 24 марта 1896 года на заседании Русского физико-химического общества он с помощью своего приемника впервые в мире осуществил радиопередачу сигналов из одного здания в другое. К приемнику был присоединен телеграфный аппарат Морзе. Председательствовавший на заседании проф. Ф. Ф. Петрушевский расшифровывал знаки, появляющиеся на ленте, и записывал их на доске. Так была передана первая в мире радиограмма. В начале 1897 года Попов уже осуществил радиопередачу на расстояние 640 м (Кронштадтский берег—корабль). В 1899 году П. Н. Рыбкин установил возможность приема радиотелеграфных сигналов с помощью телефона непосредственно «на слух»; А. С. Попов вновь усовершенствовал свою аппаратуру и дальность связи возросла до 50 км.
Вскоре произошло событие, которое послужило сильным толчком к развитию радиотелеграфа в России и способствовало широкому признанию заслуг Попова. Речь идет об аварии броненосца «Генерал-адмирал Апраксин», который в декабре 1899 года сел на камни у о. Гогланд. Для спасательных работ требовалось быстрое установление связи с Кронштадтом, и Морское ведомство решило применить беспроволочный телеграф. Эта первая в мире практическая линия радиосвязи начала работать 6 февраля 1900 года и действовала несколько месяцев, пока броненосец не был снят с камней.
Начиная с 1896—1897 гг., Попов неоднократно выступал с докладами и сообщениями «о телеграфировании без проводов», в которых разбирал физику явлений, сообщал о достигнутых им результатах. В докладах, статьях и официальных документах А. С. Попова, относящихся к этому времени, содержится очень много ценных высказываний по различным вопросам радиотехники. Они не утратили своего значения и в настоящее время.
Так, например, в отчете Комиссии главного морского штаба об опытах по радиосвязи на Балтике в 1897 году имеются слова: «Влияние судовой обстановки сказывается в следующем: все металлические предметы — мачты, трубы, снасти — должны мешать действию приборов как на станции отправления, так и на станции получения, потому что, попадая на пути электромагнитной волны, они нарушают ее правильность отчасти подобно тому, как действует на обыкновенную волну, распространяющуюся на поверхности воды, брекватер (волнолом – А.А.), отчасти вследствие интерференции волн, в них возбужденных, с волнами источника. С этими явлениями, указывающими на возможность осуществления антенн направленного действия, постоянно сталкиваются и сейчас. Они важны, например, при выяснении вопросов, связанных с нарушениями направленности антенных устройств, расположенных вблизи посторонних проводников; отсюда вытекают также и требования, предъявляемые при выборе места для размещения антенн.
Особенный интерес представляют указания Попова о влиянии на радиосвязь между кораблями судна, пересекающего линию связи. Он писал: «Наблюдалось также влияние промежуточного судна. Так во время опытов между «Европой» и «Африкой» попадал крейсер «Лейтенант Ильин», и если это случалось при больших расстояниях, то взаимодействие приборов прекращалось, пока суда не сходили с одной прямой линии». Эти исторические наблюдения (повторенные в Америке лишь 25 лет спустя) явились той основой, на которой через несколько десятилетий была осуществлена радиолокация.
В том же отчете имеются соображения, указывающие на возможности осуществления радионавигации и радиопеленгации: «Применение источника электромагнитных волн на маяках в добавление к световому или звуковому сигналам может сделать видимыми маяки в тумане и в бурную погоду: прибор, обнаруживающий электромагнитную волну, звонком может предупредить о близости маяка, а промежутки между звонками дадут возможность различать маяки. Направление маяка может быть определено, пользуясь свойством мачт, снастей задерживать электромагнитную волну, так сказать, затенять ее». Интересные указания об излучении вертикальной антенны и влиянии земной поверхности содержатся в докладе Попова на Первом всероссийском электротехническом съезде (январь 1900 г.).
Вспоминая на этом же съезде об истории своего изобретения, А. О. Попов сообщил следующее:
«В июне (1897 г.— А. А.) появилось описание приборов Маркони, после того, как он добился выдачи привилегии в Англии и некоторых других странах. Приборы, служившие в опытах Марков» и давшие возможность телеграфирования (в то время) на расстоянии до 12 километров, состояли из тех же составных частей, как и описанный мною прибор... во всяком случае моя комбинация реле, трубки и электромагнитного молоточка послужила основой первой привилегии Маркони...»
Этими сдержанными словами великий ученый скромно указал на свой неоспоримый приоритет в изобретении радио и на то, что Mapкони бесчестно присвоил себе его идею и конструкции.
Продолжая добиваться развития отечественной беспроволочной телеграфии и принимая деятельное участие во многих испытаниях, Попов обращал большое внимание на подготовку радиоспециалистов. Весьма важное значение он придавал практическим занятиям как в лаборатории, так и на действующих установках. Сохранилась составленная Поповым 24 апреля 1900 года программа одного из курсов по телеграфии без проводов, рассчитанная на 15 часов лекций и 40 часов практических занятий.
В 1901 году Попов был утвержден профессором физики Петербургского Электротехнического института и стал уделять преподаванию в этом институте большое внимание. Попов с удивительной проницательностью предвидел важнейшую роль электродинамики и необходимость подхода к изучению электротехники и радиотехники на этой теоретической основе.
Занимаясь преподавательской деятельностью, Попов не отрывался от практических вопросов. Так, на запрос Главного управления почт и телеграфов о возможности устройства радиосообщения между Варной и Одессой Попов 4 марта 1903 года представил записку, в которой выразил полную уверенность в возможности установления такой связи. В этой записке он указал, что "большие дальности связи легче достигаются на море, а не на суше, т. е. совершенно правильно подметил разницу в распространении радиоволн над сушей и над морем. С технической точки зрения он рекомендовал постройку станции не в Одессе, а в Севастополе. Он отметил также, что вследствие большей отдаленности линии радиосвязи Варна — Севастополь от румынских берегов подслушивание передач будет затруднительным.
Зимой 1901 года на заседании съезда естествоиспытателей и врачей А. С. Попов сделал доклад о новейших успехах беспроволочного телеграфа и демонстрировал настройку принимающего провода в резонанс с излучающим вибратором. Занимаясь изучением резонанса, Попов 3 октября 1905 года сделал доклад «О волномерах, служащих для измерения длины электромагнитных волн или для определения периода электрических колебаний». Он показал приборы и явления, встречающиеся в практике беспроволочного телеграфа, и подчеркнул их значение для физиков, работающих в области электрических колебаний.
Короткая, но яркая жизнь Александра Степановича Попова оборвалась 13 января 1906 года, вскоре после того, как он был избран директором Электротехнического института и возглавил прогрессивную часть профессуры, боровшуюся с репрессиями царского правительства, направленными против студенчества.
Русская дореволюционная научная общественность по заслугам оценила жизнь и деятельность А. С. Попова. Еще в 1906 году при Электротехническом институте была учреждена премия «имени изобретателя беспроволочного телеграфа А. С. Попова». В первый раз эта премия была присуждена в 1907 году В. Ф. Миткевичу, второй раз — А. А. Петровскому, в третий раз — В. И. Коваленкову. Имя Попова, как изобретателя радио, стало известно во всем мире Десятилетие со дня его смерти, исполнившееся в 1915 году, было отмечено Электротехническим институтом при участии Делегаций от ряда учреждений.
Советский народ свято чтит память о своем выдающемся соотечественнике, одном из тех «собственных Платонов», о которых когда-то мечтал, гениальный Михаил Васильевич Ломоносов. В ознаменование 30-летия изобретения радио, 7 мая 1925 года Реввоенсовет СССР постановил присвоить электроминной школе учебного отряда Балт-Флота имя А. С. Попова, а Сокольническую радиостанцию именовать «Военно-опытной имени А.С. Попова радиостанцией Научно-испытательного института». Торжественно было отмечено 80-летие со дня рождения Попова (1939 г).
В декабре 1944 года Совет Народных Комиссаров Союза ССР создал специальный комитет по проведению 50-летия со дня изобретения радио А. С. Поповым. В составе этого комитета, работавшего под председательством академика Б. А. Введенского, вошли виднейшие ученые и общественные деятели нашей страны. Правительством был издан ряд постановлений; в частности, было решено поставить памятник Попову в Ленинграде и соорудить обелиск на о. Гогланд. Была утверждена золотая медаль имени Попова, присуждаемая за лучшую работу в области радио русским и зарубежным ученым, знак «Почетный радист», стипендии в ряде высших учебных заведений. Улица, на которой находится Ленинградский электротехнический институт им. В. И. Ульянова (Ленина), была переименована в «улицу профессора Попова». Установлен День радио—7 мая, ежегодно отмечаемый как национальный праздник всей страны. Всесоюзное научно-техническое общество радиотехники и электросвязи имени А. С. Попова отмечает каждый раз День радио проведением научно-технических конференций, на которых советские ученые и инженеры делают доклады о своих работах и достижениях. Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний устраивает публичные лекции и доклады, посвященные радио.
И все же в 1947 году в Италии имела место новая попытка оспорить всеми признанный приоритет Попова в изобретении радио. Министр почт, телеграфов и телефонов на конгрессе в честь «юбилея» Г. Маркони заявил, что итальянское правительство желает подтвердить, что честь открытия радиосвязи посредством сигналов и звучащего слова принадлежит Маркони. Советская научная общественность была глубоко возмущена этим лживым заявлением, сознательно извращающим известные, давно установленные факты.
В своем письме в газету «Известия» 11 октября 1947 года советские ученые во главе с президентом Академии Наук СССР академиком С. И. Вавиловым дали резкий отпор этому новому посягательству, продиктованному корыстными стремлениями разных дельцов и закулисных политиков. В этом письме было сказано: «Протестуя со всей силой негодования против нового попирания законных прав советской науки, мы заявляем во всеуслышание, что достижения в науке и технике народов Советского Союза не являются беспризорным имуществом, что на страже чести и славы советской науки стоят многочисленные отряды старых и молодых ученых, стоит весь советский народ. Славу Александра Степановича Попова, славу нашего народа нельзя похитить».
Еще в первые годы существования советской республики В. И. Ленин мечтал о том, что «вся Россия будет слышать газету, читаемую в Москве».
Мечту Ленина советский народ успешно осуществил под руководством товарища Сталина.
Наши радиоспециалисты, пользующиеся постоянным вниманием партии и правительства и лично товарища Сталина, дали за эти годы множество новых оригинальных разработок и исследований, сделали замечательные изобретения и усовершенствования, создали выдающиеся инженерные сооружения, превосходящие зарубежные.
Дело, начатое А. С. Поповым, находится в верных руках. Оно будет успешно развиваться и впредь, так как советских ученых, инженеров и техников вдохновляет великий Сталин, ведущий советский народ от победы к победе.
В 1948 году золотая медаль им. Попова была присуждена одному из старейших радиотехников — члену-корреспонденту Академии Наук СССР В. П. Вологдину, в 1949 году — академику Б. А. Введенскому.


А. Г. Аренберг,
доктор технических наук, профессор

Журнал «Радио» №5, 1950 г.


Назад

На главную страницу

X