На главную страницу

Исторические даты

П. Н. Рыбкин, ближайший помощник А.С.Попова

Это окно и этот сад знамениты.
Перед окном за небольшим дешевым письменным столиком сидел изобретатель беспроволочного телеграфа А. С. Попов и думал над тем, как одолеть общее недоверие к его смелым начинаниям. В окне перед изобретателем виднелась знаменитая беседка, с которой несколько дней назад он впервые поднял при помощи детского воздушного шара длинную тонкую проволоку и записал на своем радиоприемнике далекую грозу. Это окно, этот сад находятся в городе Кронштадте, там, где почти 60 лет назад была создана электроминная школа, выпустившая наши первые электротехнические кадры. Прошло 40 лет с тех пор, как в стенах этой школы было изобретено радио.
Сад этот уже запустел. От беседки не осталось никакого следа, а забытое, треснувшее по всем направлениям, окно доживает свои последние дни.
Остальные исторические места, где были сделаны первые попытки завоевания радио,—Гогланд и Котка, два пункта первой в мире радиосвязи, далеки от нас. Транвунд, Биорке, Туппорансаря и Теккерсари находятся в окрестностях города Выборга. Все эта места забыты и давно уже или занесены песком или покрыты толстым слоем мха. А много интересных вещей хранят эти немые свидетели борьбы за завоевание эфира.
Биография изобретателя радио А. С. Попова интересна и богата.
В 1882 г., по окончании курса университета, А. С. Попов для усовершенствования по физике и для подготовки к профессуре был оставлен при университете.
А. С. особенно привлекали технические приложения электричества. Это время было временем Яблочкова, когда у нас впервые зарождалось электрическое освещение.
После окончания университета А. С. становится деятельным участником только что возникшего в Санкт-Петербурге общества «Электротехник». Как член этого общества, он производит электрические установки в Рязани, Ряжске, Козлове, освещает загородные театры около Петербурга, в Озерках и в Москве.

В 1883 г. А. С. поступает на скромную должность лаборанта по физике и электричеству к преподавателю минного офицерского класса в городе Кронштадте — А. С. Степанову.
Минный офицерский класс, или, как он теперь называется, Электроминная школа Балтфлота, — старейшая наша электротехническая школа, основанная в 1874 г., — давно славилась своими богатыми физическими и электротехническими кабинетами и лабораториями.
В стенах этой школы и создал А. С. свой знаменитый радиоприемник.
Попов попал в Электроминную школу в период самой интенсивной работы в области электрификации кораблей. В этой области сплошь и рядом возникали вопросы, которые были не по плечу рядовому специалисту. В электрической проводке корабля часто появлялись искры. Они во многих местах портили изоляцию и вызывали так называемое „боковое сообщение". Электрическое освещение на корабле часто гасло. А. С. Попов, молодой ученый, попав прямо с учебной скамьи в практическую обстановку морской технической школы, с головой окунулся в целый поток технических вопросов, требующих немедленного ответа. Он не мог не выделить самого больного, указанного выше, вопроса - о порче изоляции проводов под влиянием искрового разряда.
Начав разрабатывать эту тему, А. С. не бросал ее на протяжении 12 лет. Эта работа и привела его к изобретению беспроволочного телеграфа.
Я впервые встретился с А. С. Поповым более сорока лет назад.
Оставленный при университете, я был командирован профессором Петрушевским в распоряжение директора Главной физической обсерватории академика Вильда. В 1894 г. на одном из заседаний физико-химического общества во время перерыва подходит ко мне А. С. Попов и предлагает занять освободившуюся вакансию заведующего физическим кабинетом минного класса в городе Кронштадте. С этого года я и начал работать рука об руку с будущим изобретателем радио.
Попов упорно производил опыты с токами высокой частоты. Весною 1895 г. в руки А. С. попал отчет о знаменитой работе профессора Лоджа о новом способе обнаружения электрических лучей Герца, при помощи незадолго до того открытого профессором Бранли свойства металлических опилок. Эта работа производит на А. С. громадное впечатление, и он со всей своей энергией принимается воспроизводить все то, о чем он только что прочитал, и в процессе этой работы он создает свою знаменитую схему приемной радиостанции. Статью Лоджа читали многие специалисты и многие пытались воспроизвести описанные им опыты, но эти попытки ни у кого не привели к реальным результатам; только такой знаток электрических колебаний, каким был А. С. Попов, мог преодолеть эти трудности и осуществить блестящее изобретение, которое даже теперь, через 40 лет мы еще не можем использовать полностью и в области которого мы ждем все новых и новых завоеваний.
Первые опыты А. С. были очень скромны. Для производства их необходимы были небольшая щепотка железных опилок и средней величины спираль Румкорфа.
Свои опыты А. С. начал с усовершенствования когерера Бранли и с испытания различных способов автоматического его встряхивания. Металлический порошок, обладающий при обыкновенных условиях очень большим сопротивлением электрическому току, под действием электрических колебаний сразу становится очень хорошим проводником. Благодаря этому в той электрической цепи, в которую введена стеклянная трубочка, наполненная металлическими опилками (так называемый «когерер»), резко увеличивается сила тока, и это появление тока служит признаком того, что на устройство подействовали электромагнитные волны.
Однако, после того как электрические колебания подействовали на когерер, он уже остается проводником и поэтому не может обнаружить последующих импульсов. Чтобы восстановить это ценное свойство, профессор Лодж всякий раз сам встряхивал металлический порошок при помощи резких ударов. На этот недочет А. С. первый обратил внимание. В своих работах он старался добиться автоматического встряхивания. Сначала для этого он воспользовался движением стрелки гальванометра — прибор действовал неотчетливо. Поэтому он решил пересмотреть конструкцию прибора.
А. С. приходит мысль ввести в схему автоматическое встряхивание при помощи электромагнитного реле.
Прибор в новой конструкции при испытании дает блестящие результаты. Каждый импульс электромагнитных волн, а значит и каждый электрический разряд, создавший эти волны, воспринимается установкой. Так создал А. С. свою знаменитую приемную станцию. Чувствительность приема при этом зависела от чувствительности реле и могла быть значительно повышена. Но главным достоинством новой схемы было отчетливое действие прибора. На каждую небольшую искру приемная станция отвечала на далеком расстоянии коротким звонком. Молоточек электрического звонка в приборе А С. одновременно и встряхивал и ударял по чашке звонка и тем давал знать, что электрические колебания подействовали на приемную радиостанцию.
Приемная радиостанция была готова, и теперь перед А. С. встала задача — испытать дальность ее действия.

Радиостанция в г. Котка

Первые опыты в этом направлении А. С. производил в двух физических кабинетах Электроминной школы. В одном кабинете была установлена маленькая передающая станция, состоящая всего только из одной спирали Румкорфа. Между электродами этой спирали проскакивала искра не длиннее 2—3 мм. Приемная станция помещалась в соседней комнате. На каждый искровый разряд станция отвечала звонком. Первые опыты, произведенные с грубым реле и с грубым когерером, дали небольшую дальность передачи. В конце большой комнаты приемная станция уже не отзывалась на искру. При этих опытах А. С. отметил, что те электрические провода, которые были проложены вдоль одной стены физического кабинета, очень облегчили передачу. Приемная станция, поставленная вблизи них, давала звонки на большем расстоянии, чем вдали от них.
Электрические провода обладали, как оказалось, направляющим действием для электромагнитных волн. Этот факт привел А. С. к мысли о необходимости приемного провода. Как ни малы были результаты первых испытаний, они все-таки показали А. С. все, что нужно делать дальше. Надо было увеличить чувствительность когерера подбором соответствующего порошка и поднять чувствительность реле. После этих усовершенствований приемная радиостанция А. С. приняла свой окончательный вид. Теперь она отзывалась на каждую искру не только в первых двух комнатах, но и во всех соседних помещениях. Было обнаружено, что стены здания не мешали приему. После этих опытов А. С. решил вынести свой прибор в сад и здесь произвел последние опыты за этот сезон.
А. С. опасался, что густая листва сада должна мешать передаче и, чтобы избежать этого, он накидывал на деревья тонкую медную проволоку, не соединяя ее с прибором. Так комбинируя опыты, А. С. добился того, что звонок его станции возникал при каждом действии искры на всем протяжении сада.

Радиостанция на о.Гогланд

Видоизменяя свои опыты с приемной радиостанцией в поисках наибольшего эффекта, А. С. на игрушечном воздушном шаре подымает тонкую медную проволоку и конец ее присоединяется к приемной установке. Во время опытов в окрестностях Петербурга происходили, грозовые разряды. Эти разряды были отмечены на приемной станции непрерывным звонком. Когда А. С. заменил звонок регистрирующим барабаном, то на его бумаге он получил отчетливые записи приближающейся грозы на расстоянии около 30 км.
Так возникла приемная радиостанция А. С, примененная на первых порах для регистрации грозовых разрядов. Обо всех этих результатах А. С. доложил 7 мая 1895 г. в заседании физического отделения Физико-химического общества в Санкт-Петербурге.
Этот день, когда впервые научный мир познакомился с замечательным открытием А. С, и признан днем изобретения радиотелеграфа.
Летом А. С. Попов всегда уезжал в Нижний Новгород заведывать электрической станцией на ярмарке, и потому продолжение опытов по радио на судах флота было поручено мне. За границей в 1897 г. уже была установлена радиосвязь на расстоянии 12 км, и потому морское ведомство решило летом продолжать зимние опыты на судах учебно-минного отряда во время его практического плавания на Транзундском рейде в окрестностях города Выборга.
Опыты производились на учебных судах «Африка» и «Европа» и между радиостанцией, установленной на острове Теккерсари.
О всяком произведенном опыте я подробно писал в Нижний-Новгород А. С. Попову и от него часто получал ответы и указания. В своих письмах А. С. постоянно напоминал, чтобы я не жалел денег на опыты и тратил его кронштадтское жалованье. Высшее морское командование не верило в будущее радио и на просьбу об отпуске средств ответило: «На такую химеру денег не отпущу».
1899 год должен быть особо отмечен в истории изобретения радиотелеграфа.
20 мая 1899 г. совершенно случайно была об-ш.^наружена возможность приема радио на телефон.

В 1899 г. главное инженерное управление раз решило вести опыты по радиотелеграфу между фортами крепости Кронштадта, а так как весною 1899 г. Попов был командирован за границу, то подготовительные опыты были поручены мне и моему помощнику — начальнику крепостного телеграфа капитану Д. С. Троицкому.
Первые подготовительные опыты было решено производить между фортом «Константин> и ближайшим к нему фортом «Милютин». Приемный провод, поднятый на форту «Милютин», оказался слишком мал, и сигналы, посылаемые с форта «Константин», не были обнаружены на приемной станции, так как приборы не обладали достаточной чувствительностью. Для выяснения причины неудачи решено было проверить исправность приемной цепи, и вот при этой попытке телефон, введенный мною вместо реле, вдруг совершенно отчетливо обнаружил все посылаемые сигналы.
Опыт с приемом на телефон был повторен 31 мая. Мы изготовили шлюпку с небольшой мачтой. Перед отходом шлюпка стояла перед самым фортом «Константин», т. е. вблизи отправительной станции, но телефон на этот раз не обнаружил ни одного сигнала.
Единственное об'яснение неудачи заключалось в том, что энергия, действовавшая на когерер, была слишком велика.
Поверочный опыт, произведенный мною 1 июня в физическом кабинете минного класса, вполне подтвердил это предположение.
Две индукционные катушки по очереди давали искру разных размеров, и телефонный приемник, поставленный в конце комнаты, обнаруживал только сигналы, создаваемые слабой искрой. Таким образом было установлено новое свойство когерера, а именно выяснилось, что при слабых импульсах когерер по прекращении воздействия снова приходит в первоначальное состояние и, следовательно, приобретает способность принимать следующий импульс Последнее обстоятельство дало возможность при приеме телеграмм на телефон обходиться без встряхивания. Схема приемной станции стала значительно проще. Чувствительность нового способа была подтверждена еще раз 11 июня, когда сигналы форта «Константин» были приняты на расстоянии 26 км в селении Лебяжье.
14 июня вернулся из-за границы А. С., и опыты возобновились в более широком масштабе. Приемная станция была перенесена на миноносец № 115, находившийся под командой лейтенанта Е. В. Колбасьева.
Опыты начались с испытания приемной станции типа 1899 г., изготовленной в мастерской Колбасьева. Эта станция дала дальность приема на телеграфную ленту около 3 км, тогда как наибольшая дальность при приеме на телефон равнялась 37 км. Изобретение приема на телефон далеко раздвинуло пределы радиосвязи, и после этого новые завоевания в области радио стали быстро следовать одно за другим..
Первое практическое применение радиотелеграфа имело место в январе 1900 г. Поздней осенью 1899 г. броненосец береговой обороны «Адмирал Апраксин» сел на камни у острова Гогланд. Для успешной работы по спасению корабля надо было связать остров Гогланд с материком, и эта работа была поручена А. С. Попову. 20 декабря 1899 г. были высланы две партии: одна, в которую входили я и капитан А. М. Залевский, на остров Гогланд и другая, в которой находились сам А. С. Попов и лейтенант А. С. Реммерт, — в город Котку, на финляндский берег. Мачта высотой в 48 м и разборный домик для станции на острове Гогланд были доставлены на ледоколе «Ермак» 14 января 1900 г. К утру 24 января мачта была установлена и в тот же день была налажена радиосвязь на расстоянии 47 км через залив, сплошь покрытый льдом. Первое время А. С. Попов пытался наладить прием по первой своей схеме с записью знаков Морзе на телеграфную ленту, но этот более грубый способ приема не мог быть применен и пришлось всю связь поддерживать при помощи приема на телефон.
24 января 1900 г. в 2 часа пополудни Гогландская радиостанция получила первую официальную телеграмму из Котки:
Командиру «Ермака». Около Лавенсари оторвало льдину с рыбаками. Окажите помощь. «Авелан».

Ледокол «Ермак» отправился на поиски, и 27 человеческих жизней были спасены благодаря радио.
За всю свою работу станции отправили 440 официальных телеграмм, из которых наиболее длинная имела 108 слов. Эта передача продолжалась до апреля, когда броненосец «Апраксин» был снят с камней.
Результаты работы Гогландской установки превзошли все самые смелые ожидания изобретателя радио. Все газеты были полны самыми подробными описаниями блестящего завоевания новой техники, и теперь уже не только специалисты, но и всякий, кому дороги успехи науки, желал познакомиться с новым миром непонятных явлений.
А. С. получает много приглашений прочитать лекции о своем изобретении, и после Гогланда начались наши с ним многочисленные паломничества из Кронштадта в Петербург для популяризации радио. На первой лекции огромная старая аудитория физического кабинета Петербургского университета была сплошь переполнена высшими военными чинами и представителями профессуры.
Следующие лекции были прочитаны в телеграфной роте, в кают-кампаниях гвардейских сапер и флота. После Гогланда настал период общего увлечения радио.
После блестяще законченного первого опыта практической радиосвязи А. С. Попову стало ясно, что причины частого срыва радиосвязи и лежат в недочетах отравительной станции. Настало время испытать давно уже задуманную им новую схему приема и отправления. Эти опыты производились во время плавания Черноморского флота по пути его рейса из Севастополя в Новороссийск. Два броненосца «Георгий Победоносец» и «Синоп» были специально назначены для испытания новых радиоустановок. «Синоп» как флагманский корабль шел впереди всей эскадры, а «Георгий Победоносец», на котором мне пришлось производить все опыты, выходил из общего строя, насколько это позволяла дальность действия новых станций. Опыты продолжались без перерыва двое суток — 20 и 21 августа 1901 г.
В результате настойчивой работы удалось достигнуть небывалой для того времени дальности радиосвязи на расстоянии в 60 миль. Мне и А. С. пришлось стоять на радиовахте без перерыва все 48 часов.
Обед, ужин, чай нам подавали в радиорубку. Завоевание все большего и большего расстояния было так заманчиво, что ни качка, ни порывы ветра, ни бессонные ночи не могли остановить начатой работы.
Придя в Новороссийск, я и А. С. Попов должны были спешить на вокзал, чтобы уехать в
Ростов-на-Дону, где А. С. было предложено установить две радиостанции. Эти станции должны были сообщать в город о высоте воды в начале морского канала.
Последние завоевания в области радио имели для А. С. самые неожиданные результаты. Достигнутая дальность передачи в 60 миль была признана достаточной для применения радиосвязи на кораблях флота, поэтому все дальнейшие опыты были остановлены и работа по вооружению кораблей радиоустановками была передана заграничным фирмам.
А. С. Попова из морского ведомства перевели в почтово-телеграфное ведомство и назначили профессором физики Электротехнического института. Мне было предложено обучать первые кадры радистов. Ни в одну из многочисленных комиссий по вооружению судов А. С. Попова уже не приглашали. Его совершенно устранили от этой работы, а так как я заменил А. С. в морском ведомстве и был в курсе всех новых установок, то мне приходилось часто информировать опального профессора о всей текущей работе. Наступил 1905 г. Студенты Электротехнического института выбирают А. С. своим директором и А. С. отдает все свое время на борьбу за права своих учеников. После одного из бурных разговоров с министром А. С. Попов приезжает расстроенным поздно вечером домой, просит устроить себе ванну и в ней умирает от кровоизлияния в мозг.
Изобретатель радио умер 37 декабря 1905 г-на 46-м году своей жизни. Так рано закончилась полная многочисленных невзгод жизнь человека, подарившего нам могучее средство связи.

Статья из журнала "Радиофронт" № 9-10, май 1935 г.


Назад

На главную страницу

X