На главную страницу

Г. ГРИШИН
Первый радиотелефонный приемник
(К 50-летию изобретения его А. С. Поповым)

В истории развития радио изобретение радиотелефонного приемника явилось исключительно важным этапом. Осуществленное пятьдесят лет назад выдающимся русским ученым А. С. Поповым, оно открыло широкие возможности для практического использования нового средства связи и способствовало дальнейшим успехам радио.
Как известно, первый радиоприемник А. С. Попова, названный им в 1895 г. грозоотметчиком, записывал принятые сигналы на особое регистрирующее устройство, состоящее из электромагнита с присоединенным к его якорю пером и вращающегося барабана. Впоследствии это устройство было изобретателем заменено. Для записи принимаемых сигналов к приемнику стал присоединяться обычный телеграфный аппарат.
После того как П. Н. Рыбкиным и капитаном Д. G. Троицким была открыта возможность приема радиосигналов на слух, А. С. Попов разработал специальную схему так называемого радиотелефонного приемника. Схема эта была крайне проста. Вместо множества деталей, которые необходимы были, например, в радиостанции образца 1898 г., теперь достаточно было ограничиться когерером, небольшой батарейкой и телефонными трубками. Оказался излишним даже звонок-встряхиватель, так как А. С. Попов сконструировал для радиотелефонного приемника новые, совершенно оригинальные самовосстанавливающиеся когереры. При этом радиосвязь можно было осуществлять на значительно большие расстояния, чем раньше.
«Скоро было отмечено,— вспоминал П. Н. Рыбкин, — что дальность передачи на телефонах превзошла все наши ожидания и при последующих опытах с миноносцев она получалась на расстоянии около 25 Миль...»
Как же А. С. Попов пришел к этому важному изобретению и сконструировал первый в мире радиотелефонный приемник?

Прошение А. С. Попова о выдаче ему привилегии на радиотелефонный приемник.

14 (26) июля 1899 г. Александр Степанович Попов подал в Комитет по техническим делам при Департаменте Торговли и Мануфактур прошение о выдаче ему привилегии на телефонный приемник депеш, посланных с помощью какого-либо источника электромагнитных волн по системе Морзе. К прошению изобретатель приложил и подробное описание своего приемника. В нем он писал:
«...Как известно, трубка, содержащая металлические опилки, изменяет свое сопротивление электромагнитному току под действием электромагнитных волн, встречающих трубку непосредственно, или воспринимаемых особыми приемными проводниками, связанными с трубкой. Это изменение сопротивления наступает мгновенно и сохраняется после действия электромагнитной волны; сопротивление трубки при этом падает на несколько десятков или сотен омов почти с бесконечности, и нужно встряхнуть трубку, чтобы разрушить проводимость опилок. Между тем, некоторые частные случаи устройства чувствительной трубки, металлические цепочки, составленные попеременно из угольных и металлических колец, и вообще так называемые свободные контакты (микрофонические) обнаруживают малостойкие и незначительные изменения сопротивления, по величине достигающие не только тысяч, но даже десятков тысяч омов. Но в момент прохождения через такие трубки или цепочки электрического колебания они изменяют значительно меньше сопротивления, поэтому, составляя цепь из элементов телефона и чувствительной трубки, мы услышим в телефоне треск, соответствующий всякому разряду посылающей станции. Последовательные разряды дают длинные и короткие сигналы и, таким образом, может быть принята на слух депеша, посланная азбукой Морзе...
Мною было произведено несколько опытов, подтверждающих полную пригодность новой комбинации для приема депеш на слух. Одна станция отправления, снабженная моими приборами телеграфирования, помещалась на миноносце, вторая такая же станция была помещена на форте «Константин» и в Кронштадте на Центральной телефонной и телеграфной станции крепостного телеграфа. На этом последнем имелся только приемник, содержащий трубку, элемент, два телефона, соединенные последовательно; один конец трубки был соединен с землей, а другой — с изолированным проводником, поднятым на шесте около шести саженей над крышей здания телеграфа. Все депеши, посланные с форта и с миноносца, были приняты в Кронштадте без малейшего упущения... Расстояние между крайними станциями изменялось постепенно от 5 до 12 верст. Кроме этого опыта, повторенного дважды, телефонные приемники были испытаны между фортами и показали большую чувствительность нового приемника и достаточную простоту обращения с ними,..» (Государственный истор. архив. Ленинградский обл. фонд Департамента Торговли и Мануфактур. «Дело о привилегии Попова» №№ 7—10, 1899 г., автограф. - Там же, л. 22, автограф.)
Однако А. С. Попов не ограничился достигнутыми результатами. Не прошло) и трех месяцев, как он представил в Департамент дополнительное заявление на новые схемы радиотелефонного приемника:
«Прилагая при сем описание и чертежи сделанных мною изменений в моем изобретении, — писал он 13 (25) октября 1899 г., — прошу присоединить их к моему прошению о привилегии, поданному 14 июля 1899 г. Выданное мне охранное свидетельство имеет № 8426...» 2.
В прибавлении же к «Описанию телефонного приемника депеш, отправленных с помощью электрических колебаний», изобретатель указывал, что им «испытано с успехом еще одно расположение приборов, аналогичное обыкновенной приемной микротелефонной станции. Чувствительная трубка, соединенная, как обыкновенно, с приемным проводом и с землей, включается в цепь последовательно с одним или двумя элементами и первичной обмоткой индукционной катушки, обычно употребляемой в микротелефонных станциях, телефоны же вводятся в цепь вторичной обмотки катушки...» А. С. Попов в заключение подробно изложил принцип действия прибора, собранного по его новой схеме, сообщив, что «при этом расположении звуки слышатся в телефоне отчетливее...»
Два года потребовалось бездушным царским чиновникам Департамента Торговли и Мануфактур на рассмотрение патентной заявки А. С. Попова. Только в феврале 1901 г. было, наконец, обсуждено на заседании Комитета по техническим делам ходатайство изобретателя о выдаче привилегии на телефонный приемник. В журнале протоколов этого заседания отмечено:
«...По рассмотрении описания и чертежа, 1-й отдел Комитета постановил выдать привилегию, считая предметом ее:
1. Приемник депеш, посылаемых с помощью электромагнитных волн, характеризующихся комбинацией телефона с чувствительной трубкой (кохерером), наполненной металлическими зернами, покрытыми окислами различных степеней, причем телефон и кохерер, включаются последовательно в цепь батареи, и одна пластина кохерера соединяется с землей, а другая — с приемным проводником.
2. Видоизменение указанной в п.1 комбинации, характеризующееся включением телефона, кохерера и приемного проводника последовательно в общую цепь батареи.
3. Видоизменение той же комбинация, характеризующееся включением телефона во вторичную обмотку индукционной катушки.
4. Видоизменение указанного в п.1 кохерера, отличающееся применением спиральных плоских пружинок, уложенных в ряд на эбонитовой пластинке или другом изоляторе так, чтобы перекрывали друг друга вроде чешуи и чтобы проводники тока припаивались к конечным спиралям».
В ноябре 1901 г. изобретатель получил, наконец, «Привилегию № 6066 на приемник депеш, посылаемых помощью электромагнитных волн», действие которой распространялось на 15 лет и которой удостоверялось, что «на упомянутое изобретение прежде сего никому другому в России не было выдано привилегии».
Не только в России, но и ни в какой другой стране подобного патента не было выдано. Об этом свидетельствует хотя бы такой факт. Еще раньше, 25 февраля 1900 г., выдающемуся русскому новатору был выдан в Англии патент № 2797 на усовершенствование когереров для телефонной сигнализации. В этом патенте, подписанном известным экспертом Робертом Филипсом, указывалось:
«2797. А. С. Попов. Кронштадт. Россия. 12 (25) февраля 1900 г. Кохереры, не требующие встряхивания (сопротивление их становится нормальным, как только электрические волны перестают на них воздействовать), сделаны в виде стеклянной трубки с платиновыми контактами. В трубке заключены раздробленные зерна — кружки «торговой стали». Заявляется, что изобретение, предназначенное для защиты от воздействия атмосферного электричества или земных токов, может, быть использовано в телефонном приеме, когда в наушниках оператор слышит определенные звуки...» (Дело о привилегии Попова № 23, 1899 г., автограф. - Журнал «Engineer» от 1 июня 1900 г.)
Приоритет русского изобретателя был поддержан во Франции и в других странах.
Впервые в мире практическое испытание радиотелефонного приемника А. С. Попов провел вместе с П. Ы. Рыбкиным и Д. С. Троицким еще летом 1899 г. при полетах воздушного шара. Проблемой воздухоплавания тогда занимался в Петербурге полковник Кованько. Он-то и предложил установить станцию беспроволочного телеграфа на воздушном шаре. Поднялся на нем Петр Николаевич Рыбкин, а А.С. Попов и Д. С. Троицкий остались на земле у радиотелефонного приемника. — Как слышите меня? — вскоре запросил П. Н. Рыбкин из гондолы воздушного шара.
С земли сигнализировали о хорошем приеме и просили продолжать радиопередачу.
Опыты по радиосвязи с воздушным шаром вызвали большой интерес в армии. В связи с этим А. С Попов получил приглашение приехать с капитаном Троицким в Киев «для испытания во время подвижных сборов изобретенного способа переговоров с воздушного шара».
В начале 1900 г. А. С. Поповым была осуществлена первая в мире практическая радиосвязь между островом Гогланд и городом Котка. Впервые с помощью радио была передана официальная депеша, содержащая приказание ледоколу «Ермак» выйти для спасения рыбаков, унесенных в море на льдине.
При организации этой линии радиосвязи А. С. Попов вначале предполагал использовать свой приемник с записью сигналов азбукой Морзе на телеграфную ленту. Но этот способ приема не дал должных результатов при дальней связи, и поэтому вся радиосвязь поддерживалась с помощью радиотелефонного приемника.
Когда летом 1900 г. в Париже собрался IV Всемирный электротехнический конгресс, А. С. Попов представил для оглашения на нем специальный доклад «Непосредственное применение телефонного приемника для телеграфии без проводов», в котором подробно сообщал об использовании радиосвязи при снятии с камней броненосца «Генерал-адмирал Апраксин» у Гогланда.
«Я думаю, — указывал в своем докладе изобретатель, — что эта установка была первой, где телеграф без проводов мог работать регулярно и продуктивно».
На заседании секции телеграфии и телефонии, где обсуждался доклад А. С. Попова, выступил профессор М. А. Шателен, являвшийся на конгрессе официальным представителем России. Он отметил в своем сообщении:
«В случае, когда пользуются для телеграфии без проводов электрической радиостанцией малой мощности, удается с радиопроводниками разного рода... получать уменьшение сопротивления при действии последовательных разрядов. Эти изменения сопротивления длятся короткое время, и их можно обнаружить непосредственно при помощи телефона...
В июле 1899 г. Попов показал практическое применение этого явления, заменив при телеграфировании без проводов реле телефонами... Радиоустановка Попова с телефоном, устроенная в Финском заливе между Коткой и Гогландом, показала полную практическую пригодность...»
Одновременно с конгрессом в Париже проходила и Всемирная электротехническая выставка. Среди различных приборов на ней демонстрировался и радиотелефонный приемник А. С. Попова, вызвавший восторженные отзывы ученых. Жюри выставки наградило русского изобретателя за работы в области радиотелеграфии большой золотой медалью и дипломом.
Великий русский ученый Александр Степанович Попов является подлинным творцом радио, как бы ни пытались отрицать этот общеизвестный факт современные лакеи буржуазной науки. Но заслуга его не только в том, что он еще в мае 1895 г. создал первый в мире радиоприемник. Колоссальной заслугой А. С. Попова является также и то, что замечательный русский новатор первым указал практические пути использования нового средства связи, применив его, в частности, для флота и армии. На протяжении многих лет он своими открытиями и изобретениями двигал вперед развитие радиосвязи, неоднократно опережая иностранных специалистов. Изобретение радиотелефонного приемника является лишь одним из наглядных примеров в этом отношении.

Журнал "Военный связист" №7, 1949 г.


Назад

На главную страницу

X