На главную страницу

П. Н. Рыбкин
Воспоминания об изобретателе беспроволочного телеграфа
Александре Степановиче Попове

Первое мое знакомство с А. С. Поповым произошло на заседании Физико-Химического Общества, когда я, получив приглашение принять ассистирование по физике и электричеству в Минном Офицерском Классе в г. Кронштадте, явился представиться своему будущему учителю.
Заинтересованный рассказами А. С. о Минном Классе и обласканный его приемом, я с нетерпением ожидал того времени, когда попаду в Кронштадт.
Трудовой день А. С. начинался в 9 час. утра. Лекции продолжались до 12 часов, затем после получасового перерыва начинались практические занятия с слушателями Мин. Оф. Класса до 3-х часов. Вторые занятия происходили с 5 до 8 час. вечера. Поле вечерних занятий некоторое время приходилось затрачивать на подготовление опытов и практических занятий к следующему дню, и во всех этих работах А. С. Попов принимал самое горячее участие. Постановка обучения по физике, электричеству, электротехнике, минному делу в Мин. Классе, или, как теперь называют, Электро-Минной школе Балтфлота, всегда отличалась полнотою и законченностью как при демонстрировании на лекциях, так и при практических занятиях. Богатые средства класса давали возможность А. С. развернуть полностью свою деятельность и добиться результатов, которыми и до сих пор пользуются минные специалисты флота. Я до сих пор помню, с каким волнением показывал А. С. мне номер журнала „Electrician", в котором была помещена статья Лоджа, где он описывал свои знаменитые опыты по применению открытия Бранли к устройству когерера, для обнаружения при помощи его электрических колебаний. В этой области, в которой работал А. С. десять лет, сделано было ценное достижение. А. С. сейчас же принимается их воспроизводить в процессе этой работы создает свою знаменитую схему первой приемной станции, положившей начало беспроволочному телеграфу.
Как показал Бранли, металлические опилки под влиянием разряда далекой искры сразу изменяют свое сопротивление до минимума и при этом теряют способность принимать следующий электрический импульс.
Чтобы восстановить это драгоценное свойство опилок, надо их поле каждой искры встряхивать. Сначала А. С. к стрелке гальванометра приклеивал листок бумаги с легкими электродами и посыпал на них железные опилки. Во время прохождения тока стрелка сильно отклонялась, опилки от этого движения получали достаточное встряхивание, и они приобретали первоначальное сопротивление. Ток в цепи прекращался, в стрелка гальванометра спокойно останавливалась на нуле. Следующая искра, из соседней комнаты, заставляла стрелку сделать быстрое движение в сторону и снова вернуться к нулю. Этот первый опыт не мог удовлетворить А. С. Чувствительность этой схемы была хороша, но система была слишком непостоянна. Пытливый ум изобретателя победил то первое препятствие, встретившееся на его пути к намеченной цели. Появилась идея о необходимости введения релэ, и результаты поверки новой схемы превзошли ожидания. Чувствительность приема заметно возросла, и точность работы стала такой, что было возможно
регистрировать на ленту всякие электрические импульсы без пропуска.
Увлеченный своей работой, А. С. не замечал, что время быстро шло вперед и что до летнего перерыва и обязательного от'езда в Нижний-Новгород, для заведывания электрической станцией, осталось немного времени. Надобно было подводить итоги начатым опытам.
Для этой цели А. С. подымается на вышку беседки, стоящей в саду Электро-Минной школы в Кронштадте, и оттуда подымает на игрушечном воздушном ша-ре тонкую медную проволоку, конец которой присоединяет к своей приемной станции. Малейшее изменение высоты шара изменяло электрический потенциал конца приемного провода, и приемная станция отмечала этот момент отчетливым звонком. Продолжая эти опыты, А. С. добился возможности отмечать приближение грозовых разрядов на расстоянии 30 верст. Свой грозоотметчик А. С. передает в Лесной институт профессору Г. А. Любославскому для испытания в ближайшее лето.
7 мая (25-го апреля ст. стиля) 1895 г. А. С. делает в заседании Физического Отделения Русского Физического Общества свое знаменитое сообщение „об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям" и впервые знакомит ученый мир со своим открытием. Дата 7 мая 1895 года и признана датою изобретения беспроволочного телеграфа.
8 1896 году А. С. конструирует лекционный прибор для демонстрации опытов Гертца с электрическими колебаниями и демонстрирует его на заседании Физического Отделения Русского Физико-Химического Общества 12 марта 1896 года. Летом 1896 года газеты впервые оповещают об опытах Маркони за границей. Морское командование обратило внимание на опыт А. С, и ему было предложено их воспроизвести на судах Учебно-Минного Отряда. А. С. перед своим от'ездом в Нижний Новгород деятельно готовится к предстоящим опытам в районе Кронштадтской гавани. За от'ездом в Нижний, лично руководить опытами А. С. не имеет возможности и ведение их поручает мне, как постоянном и ближайшему своему помощнику. Насколько трудны были условия нашей работы, видно из отрывков писем, которыми нам пришлось довольно часто обмениваться за это лето. Особенно удручало А. С. полное отсутствие средств для проведения опытов в большем масштабе.
„Что касается денег",— пишет А. С. в письме ко мне, помеченном 21 июня 1897 года, — „то можно задержать в Кронштадте и расходовать на уплату мелких расходов мое июльское жалованье".
Несмотря на полное отсутствие средств, без отправительного провода в этом году удалось достигнуть радиопередачи на расстоянии 4-х вер т. Зот, что пишет А. С. по этому поводу в своем письме от 24 июля 1897 года:
„Очень обрадован я был Вашим последним письмом, если бы ничего больше не было получено в этом году, то для интереса зимних опытов достаточно".
Успехи первых летних опытов (опыты 1898 года) заставили морское ведомство уделить больше внимания беспроволочному телеграфу, как единственному средству связи корабля с берегом.
Выли отпущены небольшие средства, и опыты решено было вести в большем масштабе.
Летние опыты 1898 года с введением отправителъной сети довели деятельность радиопередачи между судами Учебно-Минного Отряда до 6 миль. С изобретения радиотелеграфа в 1898 году прошло четыре года, за этот период достигну то значительнее расстояние 6-и миль.
Но эти опыты были мало доступны для других в даже самому изобретателю стоили громадного напряжения. Опыты не всегда давали удовлетворительные результаты, многие радиотелеграммы не доходили полностью до места своего назначения.
В следующем 1899 г. обстановка опытов по радиотелеграфированию сразу изменилась к лучшему. Во время очередных испытаний станций случайно была потеряна связь между ними. Приемная станция в это время была установлена на форту Милютина, и неудача опыта произошла от ее порчи. При поверке исправности цепи телефона он был введен в цепь когерера и, к удивлению моему и помощника моего капитана Троицкого, мы в телефон ясно услышали телеграммы, посылаемые с отправительной станции. Так в мае месяце
1899 года впервые была доказана возможность приема радио на телефон.
Во время этих опытов А. С. был за границей, и ему была отправлена срочная телеграмма о новом открытом свойстве его когерера; А. С. не замедлил вернуться домой, чтобы самому руководить дальнейшими опытами.
Скоро было отмечено, что дальность передачи при приеме на телефон превзошла все наши ожидания, и при опытах с миноносцем она получилась около 25-ти миль.
В этих опытах горячее участив принимал командир миноносца № 119, лейтенант Е. В. Колбасьев.

Успехи, достигнутые А. С. за разбираемый период, скоро блестяще были применены на практике.
В декабре месяце 1899 года вновь отстроенный броненосец береговой обороны „Адмирал Апраксин" в бурную погоду сбивается с курса и выскакивает на полном ходу на камни острова Гогланда. Морское министерство мобилизует все технические силы для спасения корабля. А. О. поручается связать остров Гогланд с Финляндским берегом его только что открытым способом.
Первое в мире практическое применение радиотелеграфа на расстоянии 41 версты дало блестящие результаты.
После Голландской установки в работе А. С. наступает новый период — период расцвета его славы и вместе с теп. период его еще больших достижений в области радио.
Изобретение приема на телефон облегчило тяжелую работу радиотелегргфиста, но в то же время прием на теле фон, как микроскоп, раскрыл целый ряд несовершенств приемной и отправительной станций, и перед А. С. открылся целый ряд новых вопросов, от разрешения которых зависела дальнейшая участь радио.
Надо удивляться, как работал в это время А. С. Это был наивысший под'ем всех его творческих сил.
В описываемый много период А. С. принужден был широко пропагандировать свое изобретение. Это мог сделать только он один. Я до сих пор не могу учесть те многочисленные и разнообразные аудитории, перед которыми выступал А. С.
Эти лекции повторялись во многих научных центрах. Частые поездки А. С. из Кронштадта в Ленинград, по-видимому, не утомляли его, он в них черпал силы для дальнейшей работы; наконец-то он увидел полное внимание к его смелым начинаниям.
Поразительные успехи дали новые схемы А. С, выработанные им для своих отправительной и приемной станций. Эти сложные схемы, схемы, требующие точной настройки, были испытаны А. С. на судах Черного моря в августе мес. 1901 года.
Необходимо обратить внимание, что в 1901 году не было в области радио ни одного измерительного прибора и вопрос о настройке своих станций А. С. решил очень остроумным способом. Во время настройки отправительного провода, его дальний конец, высоко поднятый на мачте, в темную южную ночь ярко светился, и настройка отправительной станции считалась законченной, когда вся горизонтальная часть судового отправительного провода выделялась в темноте по своему блеску.
Подготовив для опыта таким путем свои отправительные станции, А. С. предстояло проделать то же самое и с приемными Этот вопрос был гораздо сложнее. Приходилось просить специальный корабль. Из Черноморской
эскадры, отправлявшейся ив Севастополя в очередное практическое плавание, был выделен для опытов броненосец „Георгий Победоносец".
А. С. руководил опытами на флагманском корабле „Синоп", идущем во главе эскадры, я же был откомандирован на „Георгий Победоносец" в отдельное плавание. Задача опытов была — подстройка приемной станции. Для этой цели „Георгий Победоносец" посылался из линии строя эскадры в сторону для определения предельного расстояния. Каждое такое расхождение все точнее и точнее давало возможность подстроить станции, и результат третьей подстройки дал следующие поразительные данные. Дальность приема на телеграфную тенту была достигнута 25-и миль, а на телефонный приемник 80 миль.
Эти опыты стоили громадного напряжения, нам не пришлось уходить из радиорубок в течение 34 часов, сменить нас было тогда некому, схемы были сложны и понятны только изобретателю и его ближайшему сотруднику.
Возвращаясь из Новороссийска в Кронштадт, мы должны были заехать в Ростов-на-Дону и установить две радиостанции в Донских Гирпах. Эта радиоустановка имела большое значение для грузового движения. При помощи радио все время в Ростов-на-Дону передавались известия об уровне воды в Гирлах.
Опытами в Черном море заканчивается чисто испытательный характер работ А. С. и перед ним открывается задача совершенно другого характера.
Тщательно испытанные схемы А. С. надо было теперь разработать конструктивно и выпускать радиоприборы в законченном виде. Еще в 1899 году А. С. с этой целью обратился к французской фирме Дюкретэ, и за четыре года в Париже было выработано три образца радиостанций системы, названной системой Попова-Дюкрете.
В 1903 году, когда перед Японской войной потребовалось вооружать весь флот радиостанциями, фирма Дюкретэ не могла справиться с этим заказом. Морское министерство нашло необходимым обратиться к содействию немецкой фирмы „Телефункен", и радиостанции системы „Попова-Дюкрете" стали постепенно выходить из употребления.
Из моих кратких воспоминаний о совместной работе с А. С. уже должно быть ясно, что изобретение радиотелеграфа далось не легко.
Природа с упорством отстаивала свои тайны. Раскрывать их приходилось с трудом, шаг за шагом, на протяжении первых шести лет, и если к этому прибавить полное несочувствие в первое время к смелым начинаниям изобретателя и полное отсутствие средств, то трагическое положение А. С. и его сотрудников в борьбе за завоевание одного из блестящих достижений человеческой мысли будет вполне ясно.
В первые четыре года этой борьбы картина получалась такая. Представим себе, что среди многомиллионного населения земного шара нашлась небольшая группа счастливцев, которая во главе с изобретателем, найдя неисчерпаемый клад человеческих благ, в его поисках далеко отделилась от общей массы и, впервые увидав заманчивую картину будущего изобретения радио, зовет других разделить с ними восторг первого впечатления. Но, конечно, все сразу постигнуть новые достижения не могли и этот процесс знакомства с новым миром явлений длился четыре года.
Открытие А. С. было непонятно многим, и только тот, кто имел возможность присутствовать при опытах, постигал все значение изобретения А. С. и оставался навсегда преданным новому делу.
История изобретения раскрывает нам одну из отрицательных сторон пережитого нами дореволюционного времени.
Ученый, сделав мировое открытие, не находил себе никакой поддержки и должен был напрягать все силы своего ума и приложить всю свою энергию, чтобы пробиться через все многочисленные препятствия и довести свои смелые начинания до конца.
Такое чрезмерное напряжение сил не прошло даром. А. С. умер 31 декабря 1905 года 49 лет, в ту пору, когда человек, окруженный более благоприятными условиями, находится в самом расцвете сил и творчества.
В заключение пожелаем, чтобы урок прошлого, который дает нам история изобретения радио, расширил бы дорогу новым изобретателям, вышедшим и пролетарских рядов, и показал, что необходимо дать им возможность с наименьшей затратой сил доходить до намеченной цели.

П. Н. Рыбкин

Журнал "РАДИОЛЮБИТЕЛЬ" № 6, 1925 г.


Назад

На главную страницу


X